Эстетская премьера от Александра Ефремова нашла отклик у критиков и зрителей

176 праглядаў

Иванова зрелость

В Театре-студии киноактера закрыли сезон на чеховской ноте

Спектакль «Дядя Ваня», поставленный худруком Театра-студии киноактера народным артистом Беларуси Александром Ефремовым, пропитан особой жалостью к героям пьесы, да и к людям вообще. Режиссеру и актерам удалось выйти на некую христианскую, общепримиряющую с несовершенством человеческой природы и мира интонацию. Этот «Дядя Ваня» — один из самых светлых, миролюбивых и меланхолических, что довелось мне видеть. Может быть, мировоззренчески и концептуально он тяготеет к высокой поэзии режиссера Андрея Кончаловского в Театре имени Моссовета. Те же чистота стиля, изящная самодостаточность высказывания. Здесь интересно рассматривать мелочи, обращать внимание на то, что раньше из поля зрения ускользало.
 
Сила этого спектакля в его визуальной интеллигентности, меланхоличной сдержанности (до поры до времени), лаконичной простоте и естественности актерских интонаций. Кто-то увидит в режиссерской трактовке культурологические параллели с «Меланхолией» Ларса фон Триера (то же настроение обреченности надежд) или «Жертвоприношением» Андрея Тарковского. Ефремов интересно расставил акценты, многие известные реплики и образы зазвучали по-новому. Природа тоже стала действующим лицом. Один из эпизодов целиком держится на ощущении приближающейся грозы. И она разразится во всем — в природе, усадьбе Серебрякова, отношениях персонажей.

Пьеса в руках Ефремова обрела новое дыхание. И можно только поражаться, как, обойдясь без пресловутого «осовременивания» и «актуализации», не давая Соне в руки мобильный телефон и не пересаживая дядю Ваню на электрический самокат, режиссеру удалось добиться такого ощущения новизны и свежести. Это спектакль про нас с вами, про наших друзей и родственников. Придите посмотрите, как порой смешно и жалко выглядим мы со стороны, пытаясь обвинить других в своих ошибках и неудачах, выместить на них все свое зло и неудовлетворенность. Как живем миражами, как любим придумывать себе идеальную любовь, рассыпающуюся при первом же столкновении с реальной жизнью.

Материал требует большой самоотдачи от актеров. Режиссер поставил простую и гениальную задачу — «проживать». Не уходить в ребус, не прятаться за отрицание, не комиковать, не создавать карикатур. А это сейчас самое сложное в белорусском театре.

Неожиданно выпуклой получилась роль Марии Войницкой (Анжела Кораблева), которую в последнее время все чаще изображали карикатурой на провинциальную интеллигенцию. Пронзительна своей духовной красотой и чувством внутреннего достоинства Соня (Дарья Карпеченкова). Живым дыханием удалось наполнить добряка Телегина актеру Александру Кашперову. Что до исполнителей главных ролей, то и Серебряков (Игорь Подливальчев), и Елена Андреевна (Валерия Арланова), и Войницкий (Виктор Рыбчинский), и Астров (Сергей Лапаницын) получились образами свежими и небанальными, без оглядки на предыдущие трактовки.

Для актера Игоря Подливальчева роль профессора Серебрякова стала большим творческим вызовом: артист виртуозно балансирует на тонкой грани фарса и трагедии. К его персонажу испытываешь целую гамму чувств — от удивления и антипатии до жалости и сочувствия. Вообще со всеми героями здесь как будто знакомишься заново. Вновь удивляешься разгоревшимся страстям и экзистенциальному тупику людей неглупых, но запутавшихся в себе и окружающей жизни. Вновь вздрагиваешь, когда в тихой усадьбе профессора Серебрякова раздаются злополучные выстрелы. Этот «Дядя Ваня» сделан легко, смело и дерзновенно. Режиссер вчитался в хрестоматийный текст пристально и неравнодушно, пригласив актеров стать полноправными соавторами спектакля. Это большая победа всего коллектива театра и его руководителя. Лирическая и щемящая постановка с зарядом добра и веры в человека.

КСТАТИ

После показа спектакля состоялось чествование Александра Ефремова с прошедшим 70-летием. В частности, сердечное поздравление от Главы государства зачитал министр культуры Анатолий Маркевич.

Тэатры