Факультет экранных искусств Белорусской академии искусств готовит востребованные кадры для современного телевидения и кино

41 праглядаў

Свет и тени экранных искусств

Павел Иванов об ожидании «поворотного момента» в белорусском кино

Декан факультета экранных искусств Белорусской государственной академии искусств, доцент, профессор кафедры режиссуры кино и телевидения, академик Евразийской академии телевидения и радио Павел Иванов не только преподает и готовит кадры для белорусского кино и телевидения. Много лет он и сам снимается в фильмах (по первому — актер, по второму — режиссер), а еще пишет сценарии сериалов.
 

Переписанные истории

— Павел Владимирович, большинство рядовых зрителей мало интересует вся производственная киноцепочка, главное, чтобы хороший фильм получился. Километровые титры практически никто не смотрит. Но, надо полагать, как и прежде, основным остается сценарий, выросший из какой-то идеи. Или  и он сейчас в кино не ­догма?

— Когда в Москве снимался восьмисерийный сериал про подводников «На всех широтах», где я был основным автором сценария, продюсер жаловался, что хорошего редактора сегодня найти очень трудно и порой он стоит дороже, чем сценарист или режиссер. Некомпетентный редактор, как правило, начинает сразу переписывать сценарий под себя, не вникая в идею, заложенную автором. А ведь он просто должен помочь развить ее — в этом его главная задача. В этом плане у меня с нашей киностудией отношения, к сожалению, как-то не складывались. Однажды на «Беларусьфильме» взяли в киноальманах мою короткую историю, переписали ее 11 раз, совершенно запутались и в итоге вернулись к моему первоначальному варианту.

— Сколько ваших сценариев получило экранное воплощение?

— Ой, много. Если перевести в модный сегодня формат серии — около 70.

Хватит витать в облаках

— Часто достается акаде­мии искусств, в том числе и вашему факультету.

— Да, и слева, и справа. Чуть что: «Почему нет кино? Академия плохо готовит кадры!» Я все время об этом говорю, но об этом забывают: мы готовим кадры в первую очередь для телевидения. 95 % наших выпускников работают именно там. В 2017 году мы выпустили курс Ренаты Грицковой, это восемь, а с предыдущим выпуском Маргариты Касымовой двенадцать кинорежиссеров! А также кинооператоров. И я считаю, что каждый из них мог бы продолжить свою профессиональную карьеру в нашем кино.

За полтора года до выпуска я просил у Министерства культуры: дайте факультету под мою ответственность 800 тысяч долларов на дипломные работы этих ребят, и через полтора года вы получите восемь полнометражных малобюджетных кинокартин, которые, как правило, выигрывают за счет идеи и потому так или иначе смогут представлять Беларусь на международных кинофестивалях. И будут приносить прибыль. Нам этих денег не дали. А это могло быть поворотным моментом в истории современного белорусского кино. И тут же дали хорошие деньги на ситком «Автошкола» и сериал «Держись за облака». Вот и сидит наше кино в «автошколе» и «облаках». В итоге кто-то из выпускников уехал в Россию, Украину и даже в США. Поэтому мы решили сделать паузу и режиссеров игрового кино пока не набираем. Но если таких специалистов закажет государство — наберем.

Сегодня на нашем факультете экранных искусств преподают известные мастера кино, замечательные операторы, выпускники ВГИКа, имеющие за плечами большой практический опыт: Александр Абадовский, Сергей Бондарев, Петр Кривостаненко, Рената Грицкова. У нас хорошая творческая составляющая. Есть театральный факультет, способный дать актеров в любое кино.

— Звучало мнение и вовсе закрыть ваш факультет…

— Приверженцы этой идеи не понимают, что мы учим создавать контент, который будет нужен всегда. И чем дальше, тем больше его будет нужно не только для ТВ и кино, но и для интернет-платформ. Помимо кино, наши ребята — режиссеры, операторы, звукорежиссеры — работают в театре, музыкальной сфере. С третьего курса практически все начинают работать, а некоторые умудряются уже со второго курса быть в профессии. У нас учеба практико-образующая.

Требования к студенческим проектам у нас очень высокие. В год государство выделяет нам 30 тысяч рублей на производство кино. У нас проходит тендер, внутри мы выбираем лучшие проекты, ребята учатся их защищать. Кинокомпания, которая выигрывает тендер, снимает эти два-три короткометражных проекта на свои деньги, и только когда мы его примем и подпишем акт сдачи-приемки выполненных работ, академия перечисляет им деньги.

Выйти из тумана

— Почему мы не снимаем совместные картины? Ведь был период, когда появились фильмы «Я не вернусь» Ильмара Раага или «В тумане» Сергея Лозницы?

— В фильме «В тумане» мы участвовали на 4—6 % реквизитом и костюмами. Творческой составляющей там не было. Да, материал имел белорусскую основу: повесть Василя Быкова, актер Владимир Свирский, сыгравший главную роль, окончил нашу академию, режиссер Сергей Лозница тоже имел отношение к Беларуси — он уроженец Барановичей. Но это не тот вариант, когда можно идти по красной дорожке на кинофорумах с гордо поднятой головой.

Я много ездил по фестивалям. Например, Грузия — тоже маленькая страна. Там союз кинематографистов имеет шикарное здание в центре Тбилиси и свой кинозал. Деньгами, которые государство выделяет на кино, распоряжается не министерство культуры, а национальный совет по кино, в который входит небольшая группа кинодеятелей-практиков, в основном, кстати, это женщины. Они четко отслеживают все, что происходит в мире кино. Поэтому в Грузии возник, например, такой режиссер, как Заза Урушадзе, чей грузино-эстонский фильм «Мандарины» получил в свое время номинацию на премию «Оскар».

— Павел Владимирович, в свое время у вас был проект «Время кино» на телеканале «Беларусь 3», где вы могли популяризировать белорусское студенческое кино. Что-то пошло не так?

— Очень запутанным оказался вопрос с авторскими правами. У канала начали требовать чересчур много справок и согласований на каждый фильм. Даже студенческую работу надо регистрировать. Нужно, чтобы этим кто-то отдельно занимался, а у нас лишних людей нет. Поэтому временно отказались от этого проекта. Мы и так были в эфире два с половиной года. И даже теперь у нас есть кинопродукции на год вперед, если выходить раз в неделю, как раз получится 52 выпуска.

От министра до Наполеона

— Вы ведь не оставляете и актерскую стезю. Может быть, она приносит больше положительных эмоций?

— По-разному бывает. В свое время я окончил Саратовское театральное училище, отработал в брянском ТЮЗе, хорошо знаю российскую театральную глубинку. Начинал в провинции, и во мне нет снобистского отношения к нашему ремеслу. В сериале «В созвездии Стрельца» о футболисте Эдуарде Стрельцове сыграл легендарного министра спорта СССР Николая Романова. Два раза поучаствовал в съемках популярного сериала «Возвращение Мухтара». Как-то режиссер Николай Князев пригласил меня на роль Наполеона в комедийном сериале «Украсть Бельмондо», сказав: «Ты будешь первым исполнителем роли Наполеона I Бонапарта в белорусском кино». И оказался прав. Большой кусок работы сделан на ОНТ — в документально-игровом проекте «Освобожденная Европа», посвященном Великой Отечественной войне.

— Нам по силам сотворить некий кассовый блокбастер?

— Надо все-таки учитывать наши кинематографические традиции. Если у нас не налажено производство блокбастеров, если мы не владеем технологией производства боевиков, не стоит за этот жанр и браться. Мы хорошо снимаем военное кино, мелодрамы, современные истории, почему от них надо отказываться?

Но пока у нас не появятся знающие талантливые менеджеры в этой сфере, крепкие грамотные редакторы, своего хорошего кино у нас не будет. На научно-практической конференции, посвященной его 95-летию, я говорил об этом. Талантливые творческие люди у нас есть, создавать контент мы научились, но вот с «огранкой» проблемы.

КСТАТИ

16 апреля 2021 года был издан Указ Президента № 146 «О развитии кинематографии», в котором особое внимание уделено созданию студенческих альманахов.

Тэатры