Гость “СОЮЗа” – драматург Алексей Дударев: Смотрю туда, где свет

113 праглядаў

Пьесы Алексея Дударева ставили великие режиссеры - Товстоногов, Раевский.

Его "Рядовых", "Вечер", "Порог" и "Не покидай меня" играли и играют на десятках сцен. Грандиозный успех повторился и на кино­экране. В 1983 году по сценарию молодого драматурга режиссер Игорь Добролюбов снял "Белые Росы" - долгие годы этот фильм оставался самой кассовой лентой белорусского кинематографа. Алексей Ануфриевич честно признается: он не в силах раскодировать триумф кинокартины. Мы встретились с известным драматургом, лауреатом премии Союзного государства накануне его 70-летия.

Алексей Дударев: Я рад, что никто из детей не стал писателем. Человек, который занимается творчеством, обделяет в первую очередь тех, кто вокруг. Фото: Алексей Столяров

Алексей Ануфриевич, как будете праздновать?

Алексей Дударев: Пышных торжеств устраивать не буду. Придут мои дети, внуки. Скажут, какой я хороший, я с ними соглашусь. И дело тут не в пандемии. Я и раньше старался избегать всех этих юбилеев. К 50-летию, например, репетировал Добрыню в спектакле режиссера Андрея Андросика по своей пьесе "Полочанка". И в день юбилея вышел на сцену ТЮЗа, где когда-то начинал. Говорят, получилось неплохо.

Но юбилей - это ведь и повод подвести определенные итоги.

Алексей Дударев: А я просто готовлюсь к нулю. То есть воспринимаю эту дату как ноль, условность. Бесценно каждое мгновение.

Чем занимаются ваши дети, внуки?

Алексей Дударев: Сын Максим окончил академию искусств. Он мозаичник при Свято-Елисаветинском монастыре. Занимается Божьим делом: украшает храмы. Дочь Алеся офисный работник. У меня трое внуков. Арсений учится в колледже, Иоанна ходит в школу, самый младший, Андрей Дмитриевич, пока еще в детский сад. А еще я рад, что никто из детей не стал писателем. Потому что человек, который занимается творчеством, обделяет в первую очередь не себя, а тех, кто вокруг.

Родные намекали, что хотели бы больше и чаще быть с вами?

Алексей Дударев: Помню, сына, когда он был маленьким, спросили что-то о семье. И он, вздохнув, ответил: "Все хорошо, только папы немножко не хватает". Я слышал этот вздох… Сердце сжалось. Но я не оправдываюсь. Потому что мои герои - это тоже мои дети.

Как объясните, почему многие спектакли по вашим пьесам задерживаются в репертуаре театров на долгие годы? Почему зритель готов смотреть их снова и снова?

Алексей Дударев: Все просто. Они себя в них видят. Я, кстати, до сих пор пытаюсь понять, почему зрителям нравятся "Белые Росы". Никто из нас не ожидал такого успеха. Пока кто-то не сказал, что там закодированы - и Добролюбовым, и актерами - любовь, добро, теплота и жизнь. "Белые Росы" - это не комедия. Скорее трагедия, которая случилась у каждого в этой деревне. Даже у собаки Валета. Потому что Валет не сможет жить на балконе. А если на балконе его не держать, он бродячей псиной станет... Ходос был прав: после сноса деревни будет уже другая жизнь, которую проживут дети и внуки. И у каждого из них будут свои Белые Росы.

Давно были в гродненском районе Девятовка, где снимались сцены фильма?

Алексей Дударев: Только на первом съемочном дне. Потому что кино - это уже другая история. Расскажу один эпизод. Как-то я случайно оказался в Купаловском, где Борис Эрин ставил спектакль по моей пьесе "Вечер". Просто прогуливался мимо, зашел на репетицию, присел. Борис Владимирович почувствовал мой взгляд, повернулся: "Алексей Ануфриевич, а я вас не приглашал". Я извинился и ушел. И правильно: если я нужен режиссеру, он позвонит и скажет. Так мы и с Раевским работали, и с Добролюбовым. Самое главное, чтобы авторы другого произведения (спектакля, фильма) шли в том направлении, в котором смотрит автор. А я всегда смотрю туда, где свет.

Какую из ваших пьес считаете самой удачной, любимой?

Алексей Дударев: Такой же вопрос мы, студенты, однажды задали драматургу Макаенку, когда он пришел на наш курс. На что он ответил: "Они как дети: чем хуже ребенок, тем больше его любишь". Так и я не могу выделить что-то одно. Кто-то считает, что лучше "Вечера" я ничего не написал. Пусть так. Есть спектакли, которые по-прежнему не могу смотреть, слезы катятся, и все тут.

Когда вы последний раз плакали?

Алексей Дударев: На этой неделе, когда нашел на YouTube отрывок из спектакля "Не покидай меня" Самарского театра им. Горького в постановке Валерия Гришко. Смотрю - и вдруг слезы. "Ну что ж такое, - думаю. - Опять…" На стенку не лез, конечно, но постановка захватила. Опять же не могу сказать, что это лучшее, любимое... Однажды видел, как Валерий Раевский в финале "Рядовых" зарыдал вместе с артистом Валерием Филатовым. Не заплакал, а именно зарыдал. Тогда у меня появилось подозрение, что этот спектакль может (и будет!) сильно воздействовать на зрителя. Так оно и случилось.

Бывало, что театры без предупреждения ставили спектакль по вашей пьесе?

Алексей Дударев: И сейчас такое есть. Иногда узнаю от знакомых: были в таком-то городе, там в театре идет твоя пьеса. Самый удивительный случай произошел в 2014 году, когда позвонили из Таганки - той самой, любимовской. Сказали, что ставят спектакль по пьесе "Не покидай меня". Пригласили на премьеру. Я съездил, убедился: очень хорошая постановка. Если бы в студенчестве мне сказали, что поставят мою пьесу в МХАТе, мог бы поверить. В Малом театре или белорусском Купаловском - тоже поверил бы. Но если сказали бы, что меня поставят на Таганке, ответил бы человеку: "Да иди ты проспись!"

Кого считаете самым интересным русскоязычным драматургом на сегодняшний день?

Алексей Дударев: Не сочтите за ретрограда, но Чехова, Вампилова, Островского, Горького... Современная драматургия слишком старается быть современной и идет по легкому пути. Из последних порадовал Дмитрий Богославский. Посмотрел его спектакль "Точки на временной оси". В этой работе присутствует то, что можно назвать хорошей драматургией. И я сказал об этом Диме. Потому что в основном современные пьесы производят на меня удручающее впечатление.

В театры ходите больше по служебной необходимости или как рядовой зритель?

Алексей Дударев: Как на работу скорее. Я плохой зритель. Потому что все чувствую, а зритель должен смотреть. Вообще меня не только театр или литература сегодня расстраивают, но и зритель. Ему нравится пошлятина. Большинство считает, что если со сцены звучит ненормативная лексика - и это, заметьте, вам не пуританин сейчас говорит! - то это чуть ли не театральное откровение. А если несчастную актрису раздели на холодной сцене догола, так это вообще чуть ли не новый язык искусства! Так вот: не бывает нового языка искусства. Есть один язык, других не дано. Не нужно подменять понятия.

Визитная карточка

Алексей Дударев - советский и белорусский драматург, сценарист. Лауреат Государственной премии СССР, лауреат премии Союзного государства. Был актером, помощником главного режиссера Театра юного зрителя, позже - художественным руководителем драматического театра Белорусской армии. С 1992 года - председатель Белорусского союза театральных деятелей.

 

Юлиана Леонович

Источник: Общественно-политическая газета «СОЮЗ. Беларусь-Россия» 

https://rg.ru/2020/06/03/aleksej-dudarev-ia-rad-chto-nikto-iz-detej-ne-stal-pisatelem.html

Тэатры