Марат Башаров: «Для того чтобы что-то получить, нужно самому приложить усилия»

222 праглядаў

О, Марат!

На этой неделе в Минске гостил известный российский актер, лауреат Государственной премии России, заслуженный артист Татарстана Марат Башаров. Обволакивал нас цитатами, писал девушкам стихи в альбом, пробовал меню в театральном буфете, ворковал с коллегами по цеху. А потом вышел на сцену Белорусского государственного академического музыкального театра, завершающего свой юбилейный, пятидесятый сезон, в роскошной оперетте Ференца Легара «Граф Люксембург» в роли князя Базинелли. В этой же роли артист появится в спектакле на минской сцене 11 июля. Накануне Башаров в эксклюзивном интервью поделился впечатлениями о работе и не только.

— Как вас занесло в наши осины?

— Почему осины?

— Ну березы.

— Слово «занесло» мне не нравится. Я часто бываю и в Минске, и в Беларуси, очень люблю эту страну.

— Читал, что заезжаете к друзьям на охоту, на Браславские озера.

— Да, на север к вам, это правда.

— Марат, никогда бы не подумал, что вы любите оперетту.

— Очень, еще с детства.

— Есть любимая оперетта?

— «Мистер Икс». Классика. Но когда бываю в Америке, сразу бегу на Бродвей. Если нахожусь на другом берегу — в Лос-Анджелесе, бегу в Cirque du Soleil, смотрел все их шоу. Как-то моя дочь Амели, которой сейчас уже исполнится 17 лет, говорит: «Папа, сейчас вышел на Бродвее интересный мюзикл «Гамильтон», послушай саундтрек из него». Я послушал — действительно интересно. «Я бы так хотела его посмотреть! У тебя не будет там гастролей или проектов?» Я ей сказал: «Окончи школу без троек — будем искать возможность съездить». Она окончила без троек, и папа сдержал свое обещание. Мы с ней полетели смотреть этот мюзикл в Нью-Йорк. Это было три года назад, еще до пандемии. Честно скажу: нам еще очень-очень далеко до них. Я ничего подобного не видел. Хотя, может, мы другим берем? Сердцем, душой, искренностью? Кесарю — кесарево, а слесарю — слесарево.

— Как все-таки попали в минский спектакль?

— Это вообще отдельная история, как я попал в ваш театр в спектакль. Мой очень хороший друг и товарищ Григорий Борозна, который занимался вокалом у Адама Османовича Мурзича — худрука музыкального театра, как-то сказал мне: «У нас в Минске есть замечательный спектакль — оперетта «Граф Люксембург», он тогда еще назывался «Тайный брак». Там есть такая роль князя Базинелли — давай ты ее сыграешь?» Я говорю: «Гриша, я в оперетте никогда в жизни не играл, и даже не думал». «Да там ролька маленькая, две песни, выйдешь и споешь». — «Ладно, если две — выйду, спою». Ударили по рукам. Приехал в Минск на репетицию. Смотрю спектакль и вижу, что Базинелли — это большущая ролища: пять номеров, шесть танцев и так далее. «Ну пять, да, хорошо, я ошибся», — сказал тогда Гриша. Отступать мне было некуда. Началось все еще в прошлом году, пандемия наши планы приостановила, но уже в этом апреле я приехал на две недели сюда. Репетировали, танцевали, занимались каждый день. И 15 мая сыграл премьеру на сцене Белорусского государственного академического музыкального театра.

— Марат, вы недавно попробовали себя в режиссуре и поставили спектакль «Разговор с душой. За гранью» на религиозную тему. Расскажите о нем.

— Духовное управление мусульман Москвы предложило мне поставить спектакль как режиссеру. Я поставил его и сыграл там главную роль. Было два спектакля в этом проекте: в одном просто играл, а второй поставил как режиссер. Это не регулярный спектакль. Делался он ко дню рождения нашего пророка Мухаммеда. Два раза мы его представили на публику. Это больше праздничный концерт, скажем так, духовная проповедь для мусульман и не только, вообще для всех, кто верит.

— Как противостоять сегодня людскому незнанию, когда ставят знак тождества между исламом и насилием? Есть эта проблема?

— Конечно, проблема есть… (Пауза.) Я не знаю, как еще объяснить, что ислам и террор, ислам и насилие — это совершенно разные вещи и нельзя их сопоставлять. Сколько ни объясняй — бесполезно. Оправдываться — глупо, защищать свою религию, кричать, что вы не правы? Наверное, это надо делать. Но зачем кричать глухому человеку, если он не услышит? Мне искренне жаль таких людей.

— Участие в «Битве экстрасенсов» не противоречит вашей вере?

— Говорил я с нашим духовенством на эту тему… Они мне сказали, если вести этот проект как ведущий, греха в этом нет. Грех в том, если ты будешь как-то использовать эту тему и на этом зарабатывать, если людей будешь с экстрасенсами сводить и деньги за это брать. Друзья мне все время говорят: «Марик, сведи меня с экстрасенсом, сведи меня с экстрасенсом…» «А что случилось у тебя? — спрашиваю. — Ты жив, здоров». «Да чего-то бизнес плохо идет…» — «Сходи в церковь помолись или в зеркало на себя посмотри, подумай, почему у тебя бизнес плохо идет, может, и найдешь ответ. Зачем к экстрасенсам сразу бежать?» Это наш народ такой, привык, как в сказках: лежать на печи, ничего не делать, пусть за него кто-то все сделает. А ведь для того чтобы что-то получить, нужно приложить самому усилия.

— Недавно опять по телевизору показывали «Границу. Таежный роман» Александра Митты. Не ностальгируете по тому времени?

— Нет, не ностальгирую. Время было замечательное и команда актерская, и режиссер, и место съемок, но буквально отыграю в Минске спектакль, сяду в машину и поеду под Псков, в Пушкинские Горы, где село Михайловское. Мы уже три месяца там сидим и снимаем сериал Юрия Мороза «Деревенская драма». Время действия тоже 70-е годы, как и в «Границе», похожая тема — про любовь. И как будто мне снова 25 лет. А если еще музыку хорошую напишут, как Игорь Матвиенко, автор песни «Ты неси меня река»…

— Если бы у вас была возможность снять кино, про что бы сняли?

— Наверное, про 90-е годы, когда учился в Щепкинском театральном училище, рэкет тогда был.

— Что-то в духе «Бригады»?

— Нет, не про стрельбу. Просто мне то время запомнилось. А в 60 лет можно было бы снять и про наше сегодняшнее время, когда мне 45.

— Есть герой нашего времени?

— Я бы сказал, героиня. К сожалению. Искусственно сделанная, с накачанными губами, сделанными сиськами, задницей, современная хищница. Недавно был на одном мероприятии под Москвой — попросили вручить подарок на сцене. Блин, человек 500 было, 350 из них девушки молодые, из них двадцать натуральные, остальные как под копирку — «уточки» все. Неужели это так интересно — быть как все? Не хочется быть индивидуальной и особенной? Не понимаю.

— Марат, вы же москвич.

— Да.

— А чувства вины не должно быть у творческой интеллигенции за разрыв в уровне жизни между столицей и провинцией?

— Нет, я на свой счет это не принимаю. Людям должны помогать чиновники. А я всегда еду в любое захолустье на гастроли. Меня иногда отговаривают даже, а я говорю: «Ребята, пусть захолустье, но чем люди виноваты?» Еду, хотя понимаю, что будем жить не в отеле «четыре звезды», а вообще без «звезд». И мы покажем спектакль зрителям, которые, может быть, и в Москве никогда не побывают. Недавно мы в таком клубе под Рязанью играли спектакль «Сублимация любви»… Деревянный клуб 1922 года постройки! Он же после Октябрьской революции был построен! Так сцена скрипела, хотя, наверное, уже раза три перекладывали эти настилы… Но это такой кайф был, играть в таком клубе.

— Что актеру сегодня дает телевидение?

— Заработок. А чего еще? Больше ничего. Какой-то опыт особый, так нет.

 

— А никогда не поступало приглашения с «Беларусьфильма»?

— Давным-давно с Мариной Левтовой мы поехали на поезде в Минск на «Беларусьфильм», на пробы. Два московских актера! Нам купили билеты в СВ, поселили в гостинице «Юбилейная», за нами приехала «Волга» и отвезла на киностудию «Беларусьфильм». На всю жизнь это запомнил. Все было очень солидно. Мы весь день там провели — все время разговаривали с режиссером, мерили костюмы, вечером сели на поезд и уехали обратно. А потом тишина — режиссер исчез, скоро не стало Марины. Но я почему-то запомнил это на всю жизнь…

А сейчас мне говорят помощники режиссеров: «Вы не могли бы сделать самопробы на телефон? Пришлите нам!» Я просто удивляюсь: как можно самому себя снимать и посылать это режиссеру?

— Проба на телефон не может передать всей энергетики?

— Конечно, ну как это! Это как секс по телефону! Мы бы могли, наверное, и с вами по скайпу поговорить, но это была бы совсем другая беседа.

pepel@sb.by

Автор благодарит художественного руководителя Белорусского государственного академического музыкального театра Адама Мурзича за помощь в организации интервью.

 

 

Тэатры