Новая жизнь старой Таганки: когда известный бренд прирастает новыми смыслами

320 праглядаў

Новая жизнь старой Таганки

В отношении многих постсоветских театров, ставших известными еще в советское время, существует какая-то непоколебимая и устойчивая инерция восприятия: не радуя серьезными художественными открытиями, они живут прежними победами и пытаются печь свои новые «пирожки» на «старых дрожжах» и былой славе. Иными словами, почивают на лаврах, порядком уже засохших. Легендарный Театр на Таганке, который с Беларусью связывает гораздо больше, чем может показаться на первый взгляд, пережил одну из самых серьезных эстетических «перезагрузок», отдавая дань памяти прошедшей театральной эпохе и ее известным именам.

Финал спектакля Театра на Таганке «Пугачев». На сцене (слева направо) Валерий Иванов-Таганский, Борис Хмельницкий, Владимир Высоцкий, Юрий Любимов, Валерий Раевский. Ноябрь, 1967 г.

В свое время билеты на Таганку не покупали — их доставали. И это тоже было особое «искусство». Сцена, на которой когда-то творил режиссер Юрий Любимов, и сегодня удивляет смелыми экспериментами. Проследить за тем, как известный бренд прирастает новыми смыслами, интересная и увлекательная задача.

Пример Таганки может быть любопытен и нашим театрам, ведь когда-то на эту площадку равнялись, стремились подражать ей. Из эстетики ранней Таганки и спектак­лей Юрия Любимова вырос режиссер Валерий Раевский, многолетний художественный руководитель театра имени Я. Купалы. Он привнес в белорусский театр «бациллу» Таганки и в лучших своих работах был метафоричен, лаконичен и убедителен не хуже своего мастера. Его стажировка у Любимова продлилась три года, причем Раевского приглашали остаться в театре, но он все-таки уехал в Минск. В книге писателя Виктора Бакина находим любопытный эпизод, что это именно Валерий Николаевич во время отсутствия Любимова попробовал Владимира Высоцкого на главную роль в спектакле «Жизнь Галилея» Бертольда Брехта. До этого Высоцкий, о белорусских корнях которого тоже упорно не хочется забывать, представал перед зрителями только в комедийном амплуа. Роль Галилея стала для него одной из первых серьезных и на долгое время любимой. Вот что значит смена режиссерской оптики. Хотя бы на время. А не случись этого? Наше театральное сообщество скупо на похвалы и существует скорее по принципу «бей своих, чтобы чужие боялись».

К слову, в советское время Таганка приезжала в Минск на гастроли. И флюиды ее спектаклей, безусловно, не могли не повлиять на неокрепшие театральные умы.

Сегодня Театр на Таганке — заметный бренд на театральной карте Москвы. В нем началась новая жизнь. Его нынешний директор — известная актриса Ирина Апексимова — делает ставку на актуальное самовыражение и новые имена. Даром, что в «Трех аккордах» может спеть какой-нибудь блатной куплет: в театре Апексимова — за «чистое искусство». Сама играет Королеву в сюрреалистическом спектакле «Беги, Алиса, беги» (режиссер Максим Диденко). Он поставлен по мотивам известной одноименной аудиопластинки Владимира Высоцкого, вдохновленного Льюисом Кэрроллом. Апексимова произносит эффектные и рискованные монологи в премьерном спектакле «Теллурия» Константина Богомолова по роману Владимира Сорокина.

В «Теллурии» собран интересный актерский ансамбль: помимо Апексимовой, играют Игорь Миркурбанов, Сергей Чонишвили, Сергей Епишев и другие. Фантасмагорическое действие переносит нас в будущее Европы, где перемешались народы и расы, где перепутались понятия нравственности и морали, но остались неизменными стремление человека к абсолюту и удовольствию. Спектакль выстроен лаконично, крайне сдержанно. Из 50 новелл, которые составляют основу романа Владимира Сорокина, озвучиваются во время двух действий не более десяти. «Теллурия» напоминает, что сатира необязательно должна быть громоподобной и громогласной, она может мирно существовать и в приглушенных эмоциональных тонах.

Парадоксальным образом Константин Богомолов продолжает в «Теллурии» и традиции Юрия Любимова, когда актеры обращаются в зал чуть ли не напрямую, читая свои монологи в духе пьес Брехта. Расстояние между зрителями и актерами минимальное. Благодаря изощренной театральной конструкции художника Ларисы Ломакиной зритель вовлечен в происходящее почти на подсознательном уровне, он находится внутри этой истории.

Пример Таганки показывает, что в театре не нужно бояться ничего нового. Ни новых тем, ни новых режиссерских решений. Не каждая «перезагрузка» происходит безболезненно. Но возможна она прежде всего на крепкой классической основе. С белого листа стать аристократом подмостков трудно.

КСТАТИ

20 июня 2019 года исполнится 80 лет со дня рождения режиссера народного артиста Беларуси Валерия Раевского.

Валентин Пепеляев

Источник: НАРОДНАЯ ГАЗЕТА

https://www.sb.by/articles/novaya-zhizn-staroy-taganki.html

Тэатры