По тонкому льду профессии

296 Views

Монолог актрисы в эпоху театрального затишья

Мы готовы ловить каждый вздох звезд, гламурных и глуповатых, совершенно забывая, что рядом с нами живут и работают талантливые люди, не привлекающие к себе внимания. Пусть они не так известны, имя их не на слуху, но именно они настоящие действующие лица современного культурного процесса. Сегодня гостья “НГ” — актриса Национального академического драматического театра имени М. Горького Елена Пастревич.

Монолог актрисы в эпоху театрального затишья

Недавно зрители увидели ее на телеэкране в сериале “Тонкий лед” рядом с медийными актерами Екатериной Гусевой и Алексеем Гуськовым. Снимал сериал хорошо известный режиссер Александр Франскевич-Лайе. Но сердце Елены Пастревич по-прежнему отдано театру.

Я сторонник всяческих союзов — и творческих, и профессиональных. Коллектив людей, какая-то общность сегодня может спасти человека, сделать какое-нибудь общее хорошее дело. Может, это и звучит несколько наивно. В своем театре я возглавляю первичную организацию Белорусского союза театральных деятелей. Мне досталась эта вотчина в наследство от Олимпиады Ивановны Шах-Парон, с которой мы много лет сидели в одной гримерке. СТД, как и многие союзы, переживал большие материальные проблемы, не все было гладко. Но эта организация по-прежнему нас объединяет. Союз устраивает праздник в Международный день театра, вручает свои награды, кого-то поощряет и поддерживает, занимается продвижением актеров. Это очень важно. И там работают люди, одержимые своим делом, включая его председателя Алексея Дударева. Каждый год я собираю минимальные взносы и никогда не слышу вопроса: “Зачем это?” Наоборот, все относятся к союзу с воодушевлением.

Я более 40 лет работаю в театре и прошла, наверное, все его этапы. Всегда была много занята на радио и телевидении. Трудиться 14—16 часов в день для меня было нормально. Помню интеллектуальный театр Валерия Маслюка, как начинал Борис Луценко. Работала с Михаилом Ковальчиком, Аркадием Кацом, Борисом Глаголиным и многими другими. Сегодня занята в спектаклях нынешнего художественного руководителя Сергея Ковальчика.

Разве забудешь овации, которые после спектакля Валерия Маслюка “Ночные карлики и Антигона” по пьесе Людмилы Разумовской “Дорогая Елена Сергеевна”, казалось, длились бесконечно. И спектакль шел до 11 раз в месяц, и жаль, что только четыре года. Это было, наверное, мое лучшее время.

В конце 80-х — начале 90-х хотелось все слышать, все узнать. Открывалось столько новых имен! Столько информации! Сейчас уже всего наслышались и все узнали. Любая информация под рукой. Большая часть зрителей идет в театр, чтобы развлечься. Я думаю, поиск, эксперимент уходят не только из нашего театра, а из всего современного театра в целом. Иногда я сижу в зале как обычный зритель и пытаюсь понять: что им нужно? Складывается ощущение, что зрители, увы, ждут только того, над чем можно посмеяться.

Наверное, наиболее интересно в последние годы мне работалось с режиссером Аркадием Кацом. Он интеллектуальный, много знающий человек, с одного раза может направить актера в нужную сторону. В нем такая большая внутренняя сила. Жаль, что сейчас он у нас не ставит.

С Борисом Луценко было трудновато. Казалось, что Борис Иванович не до конца видит меня в роли. Или взял в спектакль только потому, что больше некого было. Он работает долго, постоянно что-то изменяет, смотрит, выбирает. Он большой ребенок. И сегодня в нем сохранилась какая-то детскость. Он выходит к зрителю на спектаклях “Вечность на двоих” и “Он и Она”. Значит, ему это важно?

Сергей Ковальчик привнес совсем другую атмосферу — атмосферу свободного дыхания. Наша труппа в последние годы была как-то чересчур зажата. Я у него достаточно занята и тружусь по силам, не до обморочного состояния, но с удовольствием. Хочется осмыслить прожитое, оглянуться назад, а такой роли, к сожалению, нет. Драматурги пишут либо для актрис помоложе, либо постарше.

Сейчас с успехом идет спектакль Сергея Ковальчика “Проделки Ханумы”.

Я когда-то смотрела спектакль “Ханума” Товстоногова в Ленинграде, сидела во втором ряду. Этот спектакль навсегда остался в памяти. Во время репетиций честно думали, что провалимся, но произошло неожиданное — зритель спектакль принял. Может, это музыка Гии Канчели, какая-то особая грузинская магия или юмор пьесы, режиссура Сергея Михайловича... Он твердо был уверен, что все получится, не терял присутствия духа на репетициях ни на минуту. Это было поразительно. И это, наверное, главное условие успеха: важно, чтобы сам режиссер верил в свой спектакль. И тогда все получится.

Спектакль “Вечность на двоих” — яркое ансамблевое полотно Бориса Луценко. На снимке: Елена Пастревич и Анастасия Шпаковская

Спектакль “Вечность на двоих” — яркое ансамблевое полотно Бориса Луценко.
На снимке: Елена Пастревич и Анастасия Шпаковская

Странным образом наш театр обошел стороной Чехова, и я как-то мало с ним соприкоснулась. Мне кажется, что наши режиссеры его побаиваются. Может быть, не  понимают его юмора. Ведь у него в пьесах почти везде написано “комедия”.

Помню, в 1979 году мы были в Венгрии на гастролях и пошли смотреть венгерские “Три сестры”. Я смеялась и плакала. Видела разного Чехова в московских театрах, “Вишневый сад”, “Дядю Ваню” Эймунтаса Някрошюса... У нас играла только Варю в “Вишневом саде” и очень эту роль любила...

В сериале “Тонкий лед” мне удалось пообщаться с Екатериной Гусевой и Алексеем Гуськовым. Второй раз я играла маму Кати Гусевой. Чудесная актриса! Режиссер Александр Франскевич-Лайе работал деликатно, тонко, подробно, несмотря на то, что это был сериал. Мне понравился сам процесс.

На “Беларусьфильме” в последний раз снималась в 2010 году в картине “Тихий центр”. Безумно жалко, что время проходит, а я не попадаю в проекты киностудии. Три работы сделали с режиссером Эльером Ишмухамедовым. В 2008 году снялась у него в интересной картине “Третье небо”, но фильм, к сожалению, прошел незамеченным. И роль моя там как-то поблекла, превратилась не в то, что я хотела. Но Ишмухамедов про меня не забыл. Мы снова встретились на сериалах “Катя” и “Дольше века”.

В театре мечтать о ролях глупо. Наша профессия очень зависимая. И как ни странно, для меня все удачи были не мной инициированы. Мне предлагали, я увлекалась и что-то получалось. Если инициировала что-то сама, получалось хуже. Мне кажется, что я еще не наигралась. А какой актер скажет, что наигрался? Я понимаю, что нынешний этап — это уже не начало, а заход на посадку. Но хотелось бы, чтобы игра растянулась подольше и была радостной. Невольно приходят мысли, что многое можно было изменить. И все же я почему-то верю, что за сегодняшним затишьем появится что-то интересное.

В каком проявлении — на это никто не ответит. Но неожиданности в искусстве случаются всегда.


СПРАВКА “НГ”

Елена Пастревич. В 1972 году окончила Белорусский государственный театрально-художественный институт по специальности “Актер драматического театра и кино” (курс заслуженного деятеля искусств Беларуси, профессора А.И. Бутакова). В Национальном академическом драматическом театре имени М. Горького работает с 1 сентября 1972 года.

Валентин Пепеляев

Источник: НАРОДНАЯ ГАЗЕТА

https://www.sb.by/articles/po-tonkomu-ldu-professii.html

Theaters