Премьера трагикомедии «Рамэа і Джульета» в театре им. Янки Купалы: эмоциональные контрасты и энергия

237 праглядаў

Трагедия в коммунальном стиле

В Национальном академическом театре им. Я. Купалы состоялась премьера трагикомедии «Рамэа і Джульета» по мотивам пьесы Уильяма Шекспира в постановке режиссера Даниила Филипповича. Действие трагедии режиссер волевым решением перенес в коммунальную квартиру, где соседствуют две семьи Монтекки и Капулетти, обе занимаются цветочным бизнесом и конкурируют между собой. В этом смысле коммуналка выглядит довольно привилегированной: обычно там жило по 5 — 6 семей. Время действия — условный позднесоветский период с узнаваемыми предметами быта. (И к этому времени большинство из них уже расселили, но это частности.) Художник этого густонаселенного и динамичного спектакля Александр Каменец воссоздал в предметах и сценографии много узнаваемых примет быта, от которых у особо сентиментальных зрителей может пробудиться чувство ностальгии.

В новом прочтении бессмертной трагедии Шекспира в Купаловском театре бал правит эклектика.

Полумафиозные повадки некоторых персонажей временами напоминают криминальную хронику из 1990‑х. До малиновых пиджаков дело, правда, не дошло, в костюмах героев преобладает либо классика, либо современный стиль. Много черного, и это звучит как предзнаменование грядущей драмы. Молодняк все время рвется начистить хвост конкурентам. Отцы семейств Капулетти (Александр Гусев) и Монтекки (Сергей Широчин) сдержанны и сановиты, выглядят как настоящие главы кланов. Под стать им и их жены (Елена Мозгова и Светлана Гусарова). Однако, когда ситуация заходит в тупик, разруливать конфликты семейств хладнокровно берется Герцог в исполнении народного артиста СССР Геннадия Овсянникова. В нем можно уловить черты теневого авторитета города Вероны или отсылку к дону Корлеоне из «Крестного отца». Одна из самых забавных сцен спектакля — начало второго акта, в котором Герцог слушает радио, где почти наспех, почти второпях пересказываются все знаковые сюжеты Шекспира в современной интерпретации.

По словам режиссера, два действия спектакля сделаны на эмоциональном контрасте: если первое действие — комедия, даже фарс, то второе — чистая трагедия. Эмоциональная перегрузка зрителю обеспечена. На этом стыке рождаются неожиданные актерские и зрительские эмоции. Режиссер признается, что хотел уйти от пафоса и поэтической нарочитости, чтобы актеры разговаривали понятным для зрителя языком, поэтому особое внимание уделили переводу шекспировского текста. Его создала Ксения Даниленко.

Эклектика энергичной премьеры неподготовленного зрителя может сбить с ног, но слои спектакля рассматривать интересно. Временами происходящее, в частности сцена бала, напоминает вечеринки в стиле «Великого Гэтсби» или недавнюю комедийную драму от автора «Ла-Ла Ленда» — «Вавилон» режиссера и сценариста Дэмьена Шазелла. Постоянный соавтор режиссера Даниила Филипповича композитор Андрей Цалко создал будоражащую и энергичную музыкальную дорожку спектакля. Но трагедия остается трагедией, как ее ни назови: и залихватское настроение ближе к финалу сменяется траурным.

Режиссер спектакля Даниил Филиппович признается, что трагедия — его любимый жанр: «Я люблю трагедию, обожаю ее. Я чувствую себя в ней очень комфортно. В комедии мне, грубо говоря, скучновато».

В образах Ромео и Джульетты предстали молодые актеры Борис Тетеркин и Анна Мещерякова, выпускники Института современного искусства в Москве. Молодые актеры подошли к работе серьезно и прочли характеры по-своему, мы видим глубокие арки персонажей: Ромео из балагура и весельчака превращается в несчастного влюбленного и фаталиста, Джульетта из юной девочки — в личность, пережившую серьезные потрясения. Новой гранью в премьере засверкала и сквозная для режиссера тема отцов и детей: «Взрослые не воспринимают детей и их проблемы всерьез, не слышат и не хотят замечать их. А если интересуются, то не хотят помочь».

В общем, известное утверждение о том, что дети — цветы жизни, учитывая характер бизнеса двух семейств, звучит в премьерном спектакле Купаловского театра и в трактовке режиссера Даниила Филипповича с подлинным драматизмом.

Добрый зритель в девятом ряду.

Фото: Надежда АНДРЕЙЧИК

Тэатры