Репертуар Театра киноактера в Минске пополнила оригинальная трактовка «Алисы в Зазеркалье

53 праглядаў

Тонкая грань

Театральная аксиома: для детей надо играть так же, как и для взрослых, только еще лучше. Дети остро чувствуют любую фальшь и наигрыш. А уж современные дети, фанатеющие от «Мстителей» и «Аладдина», — тот еще контингент. Как увлечь их скромным театральным действом? Только душевной щедростью и естественностью эмоций. И, конечно, игровым элементом. Материал нужно подавать с ироническим оттенком, юному зрителю надо как бы намекнуть: видишь, взрослые люди, а дурака валяем, не принимай все за чистую монету! В то же время артисты не должны превращаться в подобие аниматоров, работающих на различных развлекательных мероприятиях в торговых центрах. А надо ведь еще и просвещать. В общем, тонкая грань. Непростое дело.



Режиссер Олег Киреев в премьерном спектакле «Алиса в Зазеркалье» по сказке английского классика Льюиса Кэрролла пошел именно таким путем. Он взял все лучшее из литературного первоисточника, добавил новые авторские песни и много самоиронии. Музыку для спектакля написал композитор Валерий Воронов, а стихи — Светлана Бень. Песни не противоречат эстетике Кэрролла, а продолжают ее (хотя сегодня все чаще литературный и музыкальный материал существуют на сцене отдельно друг от друга). А еще режиссер взял артистов разных поколений и показал труппу Театра киноактера (кстати, одну из сильнейших в Минске) во всей красе.

Для режиссуры Киреева свойственна подробная вдумчивая работа с литературным первоисточником. Это особенно ценно в наш век низвержения слова, когда пьесы и прозу для сцены принято перекраивать и перелицовывать на свой вкус, отсекать «лишнее» и добавлять фрагменты чуть ли не из кулинарной книги Дюма или программы телепередач. Киреев продолжает серьезные художественные традиции психологического театра, который всегда опирался на слово. Это не значит, что его постановки утопают в «говорильне», но создание атмосферы, характеров, образа спектакля происходит в прочной связке с текстом и мыслью автора. И уже одно это выглядит по нынешним временам непревзойденным новаторством. Потому что, придя на «Сон в летнюю ночь» Шекспира, вы рискуете Шекспира-то как раз и не узреть, как не настраивайте бинокль. Сейчас никого не удивишь тем, что режиссер может взять любую пьесу и поставить ее совсем не о том, о чем замышлял драматург. А на все вопросы, потряхивая своей режиссерской гривой, отвечать: «Нет, автор заблуждался!» Или: «Нет, мне так не кажется…»

Cпектакли Олега Киреева «Две стрелы», «Хто смяецца апошнім», «Мастер и Маргарита» полностью раскрывают мир произведений Александра Володина, Кондрата Крапивы и Михаила Булгакова. Трудно представить себе трактовки, более бережно относящиеся к первоисточнику. В них режиссер сохраняет и исторический контекст, и главную идею произведения, передает дух времени. Так и в «Алисе…» в первой же сцене мы понимаем, что перед нами — Англия: с каким достоинством, почти чопорностью ведет себя мама Алисы, как изъясняются позже другие герои. Выясняется, что абсурд и юмор Кэрролла совершенно не устарели — его афоризмы могут дать фору какому-нибудь «Южному парку» или «Симпсонам». Нет ничего странного, что в современной экранизации сказки «Алиса в стране чудес» играл Джонни Депп, а снимал фильм такой крупный режиссер, как Тим Бертон, для которого Кэрролл, безусловно, знаковый автор. Есть где развернуться! Несомненно, черный юмор Бертона, его макабрические настроения, отточенный визуальный стиль берут начало в том числе и в сказках Кэрролла. Этот странный мир манит своей амбивалентностью, парадоксальностью, непревзойденным английским юмором.

Спектакль Олега Киреева получился праздничным, густонаселенным и, несмотря на обилие различных событий, довольно лаконичным. Такое прочтение сказки Кэрролла вполне может отвлечь детей от смартфона и соцсетей, каждое мгновение здесь что-то происходит. Персонажи все как на подбор — экстравагантные, произносят заковыристые философские речи.

Я смотрел спектакль, в котором роль Алисы исполняла студентка третьего курса Белорусской государственной академии искусств Татьяна Федорова. Играет она легко и свободно. Думаю, для любого студента участие в таком большом спектакле стало бы подарком. В интонациях Александра Кашперова, занятого в роли Короля, знатоки наверняка услышат нотки Эраста Гарина из фильма «Обыкновенное чудо» (1964 год). Таким образом, Кашперов иронично вписывает своего Короля в богатую кинематографическую и театральную традицию. Его Король — большой обиженный ребенок, чувствительный и в чем-то даже робкий. С первых же секунд он приковывает к себе внимание. Несколькими штрихами-мазками Александр Борисович создает сложный характер сказочного монарха. Королевский наряд Кашперову явно впору. С таким Королем и до «Короля Лира» недалеко — а почему бы и нет?

Артист Антон Жуков, обладающий превосходным природным чувством комического (многим зрителям запомнился его Аполлон Мурзавецкий в комедии «Волки и овцы» по пьесе Александра Островского), играет своего Шалтая-Болтая как высокомерного фанфарона, жертву собственной глупости. Отдельного упоминания заслуживает костюм артиста, который вызывает самую живую реакцию у зрителей. Художник Лидия Малашенко прекрасно уловила дух и эксцентричность первоисточника.

Парочка лоботрясов Траляля и Труляля похожи здесь на всех отказывающихся взрослеть людей, застрявших в каком-то своем «нежном возрасте» и прожигающих сегодня жизнь в компьютерных играх или каких-то диковинных увлечениях. В существующем хаосе они чувствуют себя как рыбы в воде и о лучшей доле не мечтают. Дети-переростки, отказывающиеся взрослеть. Как неожиданно зазвучали эти знакомые образы в минском спектакле!

В изящных женских персонажах, сыгранных тоже легко и иронично, угадывается пародия на гламурных красоток, резвящихся где-то на Лазурном берегу. Ольга Сизова играет в этом спектакле две роли — мамы Алисы и Белой Королевы. Юлия Полубинская перевоплотилась в капризную Черную Королеву. Опять все точно и безукоризненно, ни грамма наигрыша. Женственность, красота и юмор создают на сцене объемных персонажей.

Артисты демонстрируют в этом спектакле удивительное чувство ансамбля. Да и вообще, Театр киноактера, наверное, как никакой другой в Минске — очень ансамблевый. Здесь умеют партнерствовать и подставлять плечо. Здесь царит удивительная преемственность на сцене, когда опытные и маститые актеры своим мастерством только помогают молодым артистам предстать перед публикой в выгодном свете. Молодая часть труппы, безусловно, давно созрела для какого-то своего поколенческого высказывания. Что это будет за материал? Об этом должны подумать режиссеры театра. Может, это будет бессловесный эксперимент, как «Бетон» в Республиканском театре белорусской драматургии. Или ироничное повествование по прозе Андруся Горвата «Радзіва «Прудок», как независимый театральный проект «ГЭТАМЫ». Желание экспериментировать, глубокое понимание эстетики абсурда и театрального парадокса молодые актеры театра продемонстрировали в «Алисе в Зазеркалье» весьма красноречиво.

КСТАТИ

В июне художественный руководитель Театра киноактера народный артист Беларуси Александр Ефремов готовится выпустить премьеру спектакля «Фальшивая нота» по одноименной пьесе современного французского драматурга Дидье Карона. Главные роли в спектакле исполнят Владимир Мищанчук и Виктор Рыбчинский. В основе «Фальшивой ноты» — психологическая дуэль между известным дирижером и поклонником его таланта, у которого имеются свои причины для мести музыканту. Пьеса Карона в последнее время весьма популярна. Премьеры по ней уже выпустили режиссеры Римас Туминас в Театре имени Евгения Вахтангова в Москве и Владимир Петров в Санкт-Петербургском академическом театре имени Ленсовета.

Валентин Пепеляев

Источник: НАРОДНАЯ ГАЗЕТА

Фото teatrkinoaktera.by

https://www.sb.by/articles/tonkaya-gran-.html

Тэатры