Сны становятся явью

131 Views

Российский режиссер Андрей Прикотенко превратит Купаловский театр в Колизей.

Источник SB.BY
Автор фото: Александр Кулевский

В Национальном академическом театре имени Я. Купалы недавно начался репетиционный период нового спектакля “Сон в летнюю ночь” по известной комедии Шекспира. Работает над ним известный российский постановщик, главный режиссер Новосибирского государственного драматического театра “Старый дом” Андрей Прикотенко.

 

Его спектакль “Операнищих”, премьера которого состоялась осенью 2017 года в Московском академическом театре сатиры, по-настоящему взбудоражил и без того пресыщенную театральную Москву. В главной роли занят Максим Аверин. До этого были постановки в БДТ, Ленкоме, Театре имени Ленсовета, Театре на Литейном, “Балтийском доме”, а также работа художественным руководителем в Рижском русском театре имени Чехова. В ноябре прошлого года минчане могли оценить стиль режиссера по спектаклю “Мой бедный Марат”, показанному во время гастролей санкт-петербургского театра “Приют комедианта”.

— Мне всегда казалось, что я как режиссер должен научиться органично себя чувствовать в разных стилях, — говорит Андрей Прикотенко. — Внутренним ориентиром для меня всегда был Георгий Товстоногов, который умел ставить разные спектакли — и веселую “Хануму”, и трагических “Мещан”... Со временем что-то стало, наверное, получаться. Зрители, которые смотрят мои спектакли, потом говорят, что у них возникает ощущение, будто это поставили разные режиссеры.

— Андрей Михайлович, почему вы согласились возглавить новосибирский театр “Старый дом”? Не проще ли было оставаться свободным художником?

— Потому что это очень интересный театр. Там работают очень интересные артисты, просто феноменальные! Есть возможность делать сложные спектакли. Режиссер Максим Диденко поставил у нас спектакль по текстам Льва Рубинштейна “Я здесь”. Будем продолжать с ним сотрудничество. Сейчас ставит Михаил Патласов, получивший “Золотую маску” за спектакль “Чук и Гек” в Александринском театре. Будет делать спектакль Евгений Ибрагимов, тоже лауреат “Золотой маски”.

— Вы питерский человек по духу?

— Ну, если родился в Ленинграде, наверное.

— Тогда объясните, почему культурная столица так транжирит свои таланты? Из города уехал режиссер Юрий Бутусов, раньше уезжали Аркадий Райкин, Сергей Юрский, Вячеслав Полунин, ваши однокурсники — Константин Хабенский, Михаил Пореченков и Михаил Трухин.

— Да, есть такой момент... Я, например, уже 5 лет не ставил в этом городе.

— Почему?

— Не приглашали! Хотя до этого выпустил три спектакля в БДТ имени Товстоногова. Два из них — “Лето одного года” с Алисой Фрейндлих и Олегом Басилашвили и “Калека с острова Инишмаан” по пьесе Мартина Макдонаха — идут до сих пор. Сейчас в Питере как раз много работы... Но сегодня постановка в большом городе вовсе не показатель успеха для режиссера. Мой спектакль “Sociopath/Гамлет”, поставленный в “Старом доме” в Новосибирске, стал более известным, чем “Операнищих”, выпущенная в Театре сатиры в Москве. Это такой сегодняшний парадокс. Театральное сообщество стало более коммуникабельным. В Новосибирск и другие города стали активнее приезжать критики, театральные менеджеры.

— Как же вас заманили в Минск?

— Никто меня не заманивал. Минск и Беларусь — моя историческая родина. Поэтому я с огромным удовольствием откликнулся на это приглашение, когда его получил. Мы работали вместе с Николаем Пинигиным в БДТ в Петербурге. Моя бабушка, мать отца, родом из-под Гомеля, так что корни мои здесь, в Беларуси. До сих пор поддерживаю отношения с двоюродными братьями.

У меня сложилось очень хорошее впечатление от труппы, у нас быстро возник диалог. Говорю это от чистой души, а не потому, что позвали. Нравятся ваш зал и сценическое пространство. Директор Павел Поляков — театральный менеджер высочайшего класса.

— В одном из выпусков программы “Наблюдатель”, посвященном “Оперенищих”, худрук Театра сатиры Александр Ширвиндт назвал вас “сложным человеком и творческим фанатом”. Максим Аверин сказал, что вы — “жесткий режиссер, который слышит время”. Что вы слышите в нашем времени?

— Я родился в застойные годы. Когда я был ребенком, страной руководил Леонид Ильич Брежнев. Стал взрослым — он по-прежнему находился у руля... Было ощущение, что политическая ситуация — какая-то вечная константа. В 90-е пришло ощущение тектонического сдвига. Сегодня время меняется с бешеной скоростью. Появились айфоны, мы подолгу сидим в соцсетях, в новостных лентах. Сами выбираем, что смотреть, что читать.

У нас другие скорости, нам не интересны длинные тексты, нам тяжелее сосредоточиться. Не скажу, что это плохо. Мы просто поменялись, стали энергичнее. И мой спектакль “Операнищих” — о сегодняшней Москве.

— В Минске показывали ваш спектакль “Мой бедный Марат” по Алексею Арбузову, и там вы очень бережно обошлись с текстом.

— Эта история про моих родителей. Это дань тем людям, тому поколению, которое пережило блокаду, войну. Им были свойственны высокий романтизм и приверженность нравственным идеалам. Все это сейчас утрачено. “Мой бедный Марат” — абсолютно ностальгическая штука.

— В спектакле “Пять вечеров” в Ленкоме вы вполне конкретно сделали главного героя Ильина, которого играл Андрей Соколов, бывшим политзаключенным... В предыдущих трактовках пьесы Володина этого обычно избегали.

— Если не было бы этих обстоятельств, я тогда не очень понимаю, о чем эта история, почему он так долго принимал решение остаться с ней или нет? У Володина есть ремарка в пьесе: “Да и ГУЛАГ был, но это отдельный разговор”. Так что я ничего не придумывал. Ильина взяли сразу после войны, освободили, когда умер Сталин. Он остался работать сначала шофером, потом начальником гаража. Для меня Ильин — не герой, в нем нет ничего особенного. Совершенно неприметная судьба. Это такой “Один день Ивана Денисовича” в драматургии. Единственное, что было в его жизни, — любовь к этой женщине, к Тамаре.

— Андрей Михайлович, среди ваших постановок — “Царь Эдип”, “Гамлет”, “Тартюф”. Вы намеренно проходите мимо современной драматургии?

— Мой самый любимый спектакль — “Лерка”, поставленный в театре “Балтийский дом”. Это о моей жизни, о моей стране, о моей юности. О России с 1991 по 1999 год, до того момента, как Борис Ельцин объявил о своем уходе. И в основе три пьесы современного российского драматурга Василия Сигарева: “Божьи коровки возвращаются на небо”, “Фантомные боли” и “Черное молоко”. Я читаю все, что пишется сегодня на русском языке для театра, может быть, даже то, что и не следовало бы.

— Говорят, в минской премьере “Сна в летнюю ночь” вы пересадите зрителей из зала на сцену?

— Мы будем не пересаживать, а досаживать зрителей на сцену. Они будут сидеть в зале, в своих бенуарах, бельэтажах и на сцене. Чтобы получился такой Колизей.

— Когда вы нас в него пригласите?

— Предпоказ в августе, окончательно “добьем” вас 8 сентября.

— С нетерпением ждем премьеры!

Валентин Пепеляев

Источник: Народная Газета

https://www.sb.by/articles/sny-stanovyatsya-yavyu.html

Theaters