В Музее истории белорусского кино прошла ретроспектива «Знаки времени», посвященная режиссеру Валерию Рыбареву

153 праглядаў

Живи и помни

Фильмы белорусского режиссера Валерия Рыбарева по праву входят в сокровищницу мирового кино

В кинозале Музея истории белорусского кино недавно с успехом прошла ретроспектива «Знаки времени», посвященная творчеству выдающегося белорусского режиссера Валерия Рыбарева, отметившего недавно очередной день рождения. Рыбарев — живой классик белорусского кино, не вписавшийся в нынешние реалии коммерческого кинематографа и в общем-то не особо стремившийся в эти реалии. Он — выдающийся пример жизнестойкости художника, его твердых принципов и взглядов. Не будет лишним снова напомнить читателям о сильном белорусском мастере, живущем среди нас. 

Особые знаки времени

ФОТО БЕЛТА
Видя иногда его сутулую фигуру в районе Площади Победы, не всегда решаюсь Рыбарева окликнуть: мэтр глубоко погружен в собственные мысли. Конечно, он не просто режиссер, но и философ, на все имеющий свой собственный взгляд. Прославленный Алексей Герман абы кого к себе в дом не пустил бы, а Рыбарева в свое время впустил и имел с ним занимательную беседу. Пригласила его в дом супруга Германа Светлана Кармалита.

Трудно переоценить творческий вклад Валерия Павловича в развитие отечественной кинематографии. Каждый советский режиссер равнялся на лучшие образцы мирового кинематографа, каждый актер в душе чувствовал себя Мастроянни или Монтаном. И главное, в лучших своих образцах советское кино получало призы ведущих кинофестивалей, оно было интересно ­мировому зрителю. Планка была задана очень ­высоко.

Так и каждый фильм Рыбарева был поступком, художественным актом и серьезным высказыванием. Обращаясь к коренным темам национального самосознания, будь то преступления нацистского режима во время Великой ­Оте­чественной войны против населения Беларуси («Свидетель»), переустройство мировоззрения и поиск собственного места в этом мире («Чужая вотчина»), вглядываясь в духовный мир молодого человека («Меня зовут Арлекино») или своего ровесника («Прикованный») Рыбарев ­любую тему обогащал своим видением. Потому его картины и сегодня часто показывают по телевидению, мы все время открываем в них что-то новое. Без преувеличения, выставка в Музее белорусского кино «Знаки времени» названа точно. Рыбарев всегда изучал тему взаимоотношения человека и времени, видел в нем не врага, а мудрого судью, расставляющего в истории все на свои места.

Работой с ним гордятся многие актеры

Валерий Павлович для многих — знаковый режиссер, создатель собственной экранной поэтики и собственного киноязыка. Несмотря на общее признание критики, любовь зрителей Рыбарева все эти восторги кажется мало волновали. Он всегда существовал в отрыве от этих восторгов. Был сконцентрирован на сущностном и важном: новом замысле, будущей работе над сценарием, выборе натуры или артистов. Уроженец Саратова, он, кстати, как-то по-особенному почувствовал белорусскую природу: она всегда у него на редкость хороша и выразительна в кадре. Мастера, чье становление пришлось на золотую пору советского кинематографа, вообще обладают взглядом подлинного художника, большой человеческой и экранной культурой. Иногда не поймешь смотришь ты кинокартину или любуешься полотном Шишкина или Левитана.

Для кого-то из коллег Рыбарева актер лишь средство достижения результата, лишь краска на холсте. Но только не для него. В его фильмах снимались выдающиеся актеры: Стефания Станюта, Владимир Гостюхин, Нина Усатова, первые шаги в кинокарьере сделали Олег Фомин и Светлана Копылова. Каждый из них работой с Рыбаревым гордился или гордится до сих пор, называя его в числе своих любимых режиссеров.

Это был лучший кинодебют

Рыбарев как-то сразу вышел на серьезную дорогу в кино, заявив, что размениваться на мелкотемье не будет. Позже критики ставили его работы в один ряд с шедеврами Алексея Германа, также придерживавшегося стиля гиперреализма в кино. Конечно, просмотр таких фильмов Алексея Германа, Киры Муратовой — большой труд и для зрителя. Но после просмотра он получает нечто большее, чем просто эстетическое впечатление, — надежду на перерождение и переоценку собственных ценностей. Надежду на разговор с самим собой. Ведь сказал кто-то остроумный, что не только мы смотрим фильмы, но и фильмы смотрят нас.

На ретроспективе в Музее белорусского кино зрители увидели фильм-портрет режиссера, ранние документальные ленты Валерия Рыбарева «Немая скрипка» о народном театре пантомимы и «Тонежские бабы» о судьбах женщин Полесья, раннюю работу автора — художественная короткометражка «Живой срез» (с ней в 1980 году на ІІ фестивале молодых кинематографистов, который проходил в Москве, Валерий Рыбарев получил приз за лучший дебют). Кстати, заявку на этот дебют не принимали шесть раз, и в итоге молодого режиссера спас Андрон Кончаловский, который был его худруком. В пику всем редакторам Кончаловский поверил в талантливого дебютанта, в результате его «Живой срез» стал лучшим кинодебютом СССР того времени.

Как всегда, программа ретроспективы директором Музея истории белорусского кино Игорем Авдеевым подобрана со знанием и любовью. Игорь Олегович сегодня прикладывает немало сил, чтобы простые зрители не забывали славные страницы в истории белорусского кино, искренне полагая, что поводов для гордости у нас более, чем достаточно. И в этом энциклопедист Авдеев совершенно прав.

Настало время по-новому взглянуть на творчество ­Валерия Рыбарева. Гиперреалист, мастер детали и атмосферы, создатель глубоких социальных драм, о чем предупреждает он нас в своих работах? Не о том ли, что темное начало в человеке живо и лишь приглушено современной цивилизацией. Рыбарев всегда обращался к замечательной литературе, произведениям Вячеслава Адамчика, автобиографической повести Виктора Козько «Суд в Слободе», пьесе известного российского публициста и драматурга Юрия Щекочихина. Наверное, сегодня он не может найти литературу, которая соответствовала бы его творческому мировоззрению. Но все-таки мы еще будет ждать новых работ от мастера.

Фильм-шок стал самым кассовым

За первые 15 месяцев проката ленты Рыбарева «Меня зовут Арлекино» в кинотеатрах СССР ее посмотрели 41,9 миллиона человек — она стала самым кассовым белорусским фильмом за всю историю нашего кино. Этот фильм-шок впервые с большого киноэкрана заговорил о проблемах провинциальной молодежи, о чувстве выброшенности на социальную обочину. Интересно, что спустя почти два десятилетия, этим соцанализом всерьез займутся и европейские режиссеры. Так братья Дарденн или Кен Лоуч будут пристально обращаться к проблемам обывателей, живописать картины из жизни социальных аутсайдеров и получать за это «Золотые пальмовые ветви» в Каннах. Но в профессии режиссера важно быть первым.

Кадры из фильма «Меня зовут Арлекино»

КСТАТИ

В 2018 году Валерий Рыбарев получил награду республиканского конкурса «Национальная кинопремия Беларуси» — «За выдающийся вклад в белорусский кинематограф».

Тэатры