В Национальном академическом театре имени Я. Купалы прошла премьера «Шляхціц Завальня, або Беларусь у фантастычных апавяданнях»

98 праглядаў

Правда фантастического реализма
Молодое поколение режиссеров в приметы не верит. И, наверное, правильно делает. Иначе не получались бы у них сбивающие с ног консерваторов залихватские спектакли, богатые на талантливые выдумки и рискованные находки. Если чем-то и скована сегодня их фантазия, то никак не суевериями, а только финансовой составляющей. Режиссер премьерного спектакля «Шляхціц Завальня, або Беларусь у фантастычных апавяданнях» Елена Ганум, отбросив всякие суеверия, положила народного артиста Беларуси и СССР Геннадия Овсянникова в одной из сцен ни много ни мало — в гроб. Геннадий Степанович, некогда игравший в моноспектакле по этому произведению Яна Барщевского, азартно включился в игру и с неподдельным драйвом играет в полукомической сцене, тоже ничего не страшась. И подавая пример сем своим коллегам: забабонам бой!


Инсценировку для спектакля написал известный драматург, литературный критик и исследователь Сергей Ковалев, внеся в стиль произведения и его причудливый мир свой авторский взгляд. Елена Ганум, до этого осуществившая на Камерной сцене постановки «Шабаны» по книге Альгерда Бахаревича и «Земля Эльзы» по пьесе Ярославы Пулинович, впервые ставит на большой сцене Купаловского театра. Обжить и присвоить это непростое пространство ей помогают талантливые молодые художники Катерина Шиманович и Сергей Ашуха. Сценография и костюмы скорее отвечают духу произведения, нежели противоречат ему, они пронизаны мистикой и особой романтикой севера Беларуси — Витебщины, ее удивительных лесов и озер. На одном из них — таинственном озере Нещердо (нынешний Россонский район) — и располагается усадьба Завальни, готового предложить ночлег и крышу над головой заблудившемуся путнику взамен какой-нибудь будоражащей кровь истории про оборотней и других мистических существ. Как бы ни сопротивлялась этому экономка дома пани Мальгрета. Ее в спектакле играет удивительная Тамара Миронова. Природное обаяние актрисы и ее темперамент подходят Мальгрете как нельзя лучше: домовитая, хозяйственная, пекущаяся о комфорте Завальни.

Овсянников и Миронова, пожалуй, единственные корифеи в этой премьере, в остальных ролях заняты молодые, но уже опытные и хорошо известные актеры: Роман Подоляко, Михаил Зуй, Андрей Дробыш, Александр Казелло, Валентина Гарцуева и другие. Дебютирует на купаловской сцене в роли доктора Шельмера лауреат Национальной театральной премии Беларуси Иван Трус, выходец из труппы Могилевского областного драматического театра. В этом спектакле он демонстрирует все свое мастерство: подчеркнуто существует в несколько иной стилистике, чем остальные актеры, показывая зрителю свое отрицательное обаяние в разных ракурсах. На премьере присутствовал педагог Ивана, заслуженный артист Беларуси Фома Воронецкий, воспитавший много известных ныне артистов. Его «птенцы» украшают сегодня столичные подмостки, и всех их роднит глубокое проживание своих образов, сценическая выразительность, умение мыслить на сцене и полностью погружаться в характер. Фома Сильвестрович на этот раз не скрывал гордости: «Посмотрите, как здорово Иван вписался в купаловский ансамбль!» И был во многом прав.

Молодому актеру Ивану Кушнеруку досталась роль выпускника Полоцкого коллегиума Яна, племянника Завальни. Кушнерук играет человека возвышенных идеалов, одного из тех мечтателей, которые во всем видят только хорошее, всему радуются и всегда надеются на положительный исход. В нем сильны патриотические настроения, и несколько раз, не боясь навлечь на себя гнев родственника, он объясняет ему свое видение исторических перспектив родного края. Эти беседы об историческом пути общества и социальных преобразованиях несколько выбиваются из той сказочной, довольно условной атмосферы, которую удается создать на сцене. Как будто авторы спектакля вдруг вспомнили, что собрались не только пощекотать зрителям нервы, напомнить о прекрасном произведении белорусской литературы, но и внести свою лепту в просветительскую функцию театра.


Смешанные чувства вызывает оригинальный мистический персонаж Белая Сорока в исполнении Александра Казелло. Он говорит с грассирующими претенциозными интонациями и желает навязать жителям озерной местности свои правила игры. Впрочем, у Белой Сороки немало почитателей из местной шляхты, в какой-то момент они даже образуют своеобразную свиту.

Огромная голова петуха на заднем плане с горящим мистическим глазом так и не «прокукарекает» в спектакле. Со всеми своими демонами герои будут стараться справиться сами. У режиссера Елены Ганум получился вполне зрелищный, изобретательный, довольно эклектичный, но несколько иллюстративный спектакль. Тем не менее вряд ли кто-то знает ответ на вопрос, как следует ставить сегодня подобную классику, написанную на грани мистики и реальности. Известно, что режиссер и артисты во время работы над спектаклем ездили в Полоцк, чтобы вдохновиться колоритом здешних мест, побывали в Софийском соборе и Свято-Евфросиниевском монастыре, посетили художественную галерею в одном из корпусов бывшего иезуитского коллегиума, встречались с известным писателем и историком Владимиром Орловым… Помогло ли это им в работе? По крайней мере, наверняка обогатило и дало возможность настроиться на нужную эмоциональную волну. Хотя тут тоже возникает довольно своеобразный вопрос: должен ли актер так досконально, подобно историку, знать тот мир, в который он входит, или все же его задача проникнуть в тайну с помощью воображения и фантазии? К примеру, питерский режиссер Лев Додин во время работы над спектаклем «Братья и сестры» возил своих артистов на родину автора романа писателя Федора Абрамова — в деревню Веркола Архангельской области, где актеры месяц жили в монастыре без электричества. Нынешний театр, к счастью или нет, таких жертв от лицедеев давно не требует. Он давно работает с любым материалом легко и свободно, иногда приблизительно и на глазок, потому что на смену сценической правде и глубокому психологическому погружению в характеры пришли другие требования и принципы. Принципы зрелищности, шоу, аттракциона, в котором сцены должны сменять друг друга с бешеной скоростью, не давая зрителю ни малейшей возможности почувствовать аромат пауз, недомолвок, редких мгновений тишины…

Валентин Пепеляев

Фото Никиты Клютко

Источник: НАРОДНАЯ ГАЗЕТА

https://www.sb.by/articles/pravda-fantasticheskogo-realizma.html

Тэатры