«Мы взяли ещё одну высоту»: в Белорусской филармонии классика для всех

302 праглядаў

В восьмом концерте цикла Классика для всех» прозвучали сразу два фундаментальных творения мировой музыки — «Симфония псалмов» Игоря Стравинского и Третья симфония Густава Малера, а для разминки флейтовая сюита Баха.

Это как если в драмтеатре в один вечер дать «Царя Эдипа» и «Вишнёвый сад», а для затравки поэтическую композицию из пушкинских стихов. И всё это — с предельной самоотдачей, с волнением, от которого в первый миг одинаково сдавливает горло и у артистов на сцене, и у публики в зале, чтобы затем с головой нырнуть в водоворот мощнейших эмоций и вынырнуть на волне аплодисментов.

Не знаю, как и почему народный артист Беларуси Александр Анисимов придумал «Классику для всех». Возможно, под влиянием «Классики у Ратуши», которая в счастливую доэпидимическую пору собирала на площади Свободы по 8-10 тысяч человек.  Особенно много народу стекалось на концерты Государственного академического симфонического оркестра Республики Беларусь. Так и хочется сказать «оркестра Анисимова», хотя этот замечательный коллектив создавался усилиями многих выдающихся дирижёров. Кого-то — как Гитгарца — мы помним уже только по именам. Кого-то видели и слышали своими глазами и ушами.

Завидую тем минчанам, которые протаптывали дорожку в свежепостроенное здание Минской филармонии, где московский дирижёр Виталий Катаев впервые знакомил их с классикой XX века.

— В 1964 году нам удалось еще раз исполнить 13-ю симфонию Шостаковича, а несколько позднее — «Военный реквием» Бриттена, «Симфонию псалмов» Стравинского, симфонию «Песнь о земле» Малера, ораторию Онеггера «Жанна д'Арк на костре» (в сценической редакции) и ряд других замечательных произведений композиторов ХХ века, — вспоминал маэстро много лет спустя.

Заметьте, та самая «Симфония псалмов», исполнением которой Катаев очень гордился.

Эту линию в репертуаре продолжали и другие блистательные дирижеры — Юрий Ефимов, Геннадий Проваторов, — которые руководили оркестром в последующие годы, да и сам Катаев, который никогда до самой смерти его не покидал.

Были и парадоксальные, странные дирижёры. Самый странный из всех — Пьер-Доминик Поннель, сын знаменитого оперного дирижёра Жана-Пьера Поннеля, возглавлявший оркестр в начале 1990-ых годов. Красивый человек с фантастическими музыкальными данными. Он наизусть дирижировал громадными симфониями Малера, Брукнера и Шостаковича, которые и составляли основу его репертуара.

Казалось бы, отчего такому человеку не работать там, откуда он приехал, — в Западной Европе? Но там подобный репертуар могут себе позволить лишь выдающиеся оркестры, где места дирижёров уже заняты. Но главное, буквально через пару месяцев после отъезда Поннела из Минска франко-немецкий телеканал ARTE показал документальный фильм, в котором маэстро проникновенно рассуждал, что оркестранты в Минске «не привыкли учить свои партии, потому что живут в несчастной стране». Ударник, к примеру, «не может купить себе ботинки и поэтому привязывает подошвы к ногам верёвочками».

И дальше под звуки Восьмой симфонии Шостаковича перед глазами изумленного зрителя предстал Комаровский рынок образца 1996 года, с ларьками и мухами, патетически-монотонный голос диктора за кадром: «Кухня в Беларуси отвратительная...  Но это неважно, потому что у людей всё равно нет денег на еду».

И это фильм об оркестре, о музыке, об исполнительстве! Человек искусства, вляпавшийся в такое, нигде не будет востребован. Нигде для него места нет.

К счастью, потом к руководству оркестром пришли совсем другие люди, для которых великая музыка — это способ разговора с публикой, это возможность обогатить духовно и себя, и своих современников.

И если кто-то сомневался, нужна ли классика для всех, то «Классика у Ратуши» и концерты Государственного симфонического оркестра в филармонии окончательно развеяло эти сомнения.

— Я хочу сказать, что стечение народу на Ратуше не должно заменить серьезный, хороший, интересный фестиваль, — сказал мне Анисимов в августе 2017 года.

А в марте 2018 — ровно три года назад — состоялся первый концерт «Классики для всех», которая, если говорить по сути, превратилась в долгоиграющий, долгоживущий, пульсирующий фестиваль.

В том первом концерте прозвучал «Пер Гюнт», из которого потом выросла постановка «Пер Гюнта» в Большом театре Беларуси. Но «Пер Гюнт» в филармонии оказался, как ни странно, интереснее и богаче, чем в балете, потому что чтецы, текст, сюжет и бьющаяся в висках могучая мысль: не может быть эгоизм смыслом жизни, не может быть накопление капитала смыслом существования общества.

В последующих концертах «Классики для всех» прозвучали такие шедевры, как Шестая «Патетическая» симфония Чайковского, Вторая симфония Рахманинова. Были программы и проще, доступнее для публики, но никогда на уровне ширпотреба.

Нынешнюю же программу можно представить как акт высочайшего доверия к публике. И глубочайшей доверительности.

Незадолго до концерта Александр Анисимов рассказал о том, как в 1962 году, будучи учеником хорового училища имени Свешникова, участвовал в записи «Симфонии псалмов» с государственным симфоническим оркестром под управлением Игоря Маркевича (у которого, кстати, учился дирижированию Пласидо Доминго). Маркевич был знаком со Стравинским, он знал его концепцию и нёс ее публике напрямую. 13-летний Саша Анисимов пел тогда в хоре мальчиков и, как губка, впитывал всё происходящее.

— Вы, конечно, услышите на пластинке мой голос! — смеётся он.

Очень много личного было вложено и в исполнение Третьей симфонии Малера. Не зря она готовилась так долго, с весны 2019 года. Когда уже всё было готово, вмешалась пандемия. Невозможно было объединить на сцене четверной оркестр и два хора — взрослый (Академическая хоровая капелла имени Ширмы) и детский. И вот, наконец, мечту удалось воплотить в жизнь.

— Сегодня в Белорусской государственной филармонии не самый обычный день, — признается генеральный директор Александр Никита. — В Третьей симфонии у Малера есть ремарка: «Реплика трубы за сценой». Я в соцсетях показал, как это происходит, когда на сцене сидит огромный оркестр, а труба играет где-то очень далеко, но громко, и этим наверняка заинтриговал слушателей, далёких от музыки такого масштаба. Я не скрою, что мы развиваем подкатегории бренда «Филармония», развиваем направление рок-филармонии, развиваем различные жанры. Но сегодня поистине топовая программа. Благодаря маэстро Анисимову, мы взяли еще одну высоту, о которой — признаюсь честно — я давно мечтал.  

juliaandr@gmail.com

Тэатры