Заслуженный артист Беларуси Александр Кашперов отметил 75-летний юбилей

172 праглядаў

Хто смяецца апошнiм?

Сегодня на сцене Театра-студии киноактера пройдет юбилейный вечер заслуженного артиста Беларуси Александра Кашперова, посвященный его 75-летию. Сначала Александр Борисович выйдет к зрителям, друзьям и поклонникам в спектакле «Тэатр купца Япiшкiна», а потом состоится торжественная часть с поздравлениями и дружескими шутками. Накануне мы встретились с актером в его уютной квартире на улице Куйбышева. Я застал типичное утро мэтра: в одном углу надрывался Рахманинов (Кашперов —известный меломан), в другом — из ноутбука вещал Владимир Соловьев и товарищи. Сам Кашперов, напомаженный и при полном параде, через час ждал такси на очередные съемки. Киваю на ноутбук: «Зачем вам, служителю муз, политика?» — «А все надо слушать, — говорит Кашперов с улыбкой Чеширского Кота. — Чтобы потом сделать правильные выводы».

Основная тема

— Александр Борисович, ваш Епишкин в спектакле — это такой предтеча современного продюсера. Легко ли сегодня с ними находите общий язык?

— Не всегда. У нас разные задачи. У них — за меньшую сумму снять кино, а у меня — сыграть хорошо. Иногда продюсер жену режиссера в главной роли заставляет снимать.

— А жена режиссера всегда плохая актриса?

— Не обязательно, она может и хорошо сыграть, но бывают эти женские дела: «Ой, я тут плохо выгляжу!», всех дергать начинает, это не работа уже. А в том проекте не последние люди снимались: Семен Фарада, Никита Высоцкий, Александр Олешко. И своим эпизодом я доволен. Но не будем проект называть.

— Чувствуете себя сегодня мастодонтом, классиком?

— Теперь да. Такое отношение ко мне уже: видишь, вот такси посылают…

— Наши люди на съемки на такси не ездят, Александр Борисович. Получается, первая площадка после коронавируса?

— Нет, почему. По мелочам что-то было: и на «Беларусьфильме», и продюсер Евгений Арендаревич все время что-то предлагал. Снимают много, я не везде участвую, вот в чем вопрос.

— Слишком разборчивый?

— Скорее требовательный. И к себе, и к партнерам. Уровень какой-то все-таки у меня есть. Разные бывают ситуации, что-то может не получиться у актера. Когда сейчас снимали, помогал режиссеру. Актриса вдруг зажалась. Объяснили, порепетировали…

— Какие главные уроки жизни вынесли к 75 годам?

— Что сказал Герострат?

— Он много говорил.

— Главное, что он говорил: «Сильнее богов наглость человеческая».

— Как будете отмечать юбилей?

— Все в разъездах, с утра до вечера съемки, мне делают клип небольшой в одной кинокомпании, набрали на сорок минут видео, я предложил: нет, давайте двадцать, кто это высидит. Друзья придут, поздравят сегодня.

Заслуженный артист Беларуси Александр Кашперов был лично знаком с Андреем Макаенком и Владимиром Короткевичем.

Побочная тема

— Согласны, что сегодня новый виток холодной войны?

— Огромный виток.

— А в «Смешанных чувствах» играете респектабельного американца среднего класса. Как проникали в психологию капиталиста?

— При чем тут национальность? Какая разница, американец он или китаец? Там тема главная — любовь пожилых людей. Она понятна всем нациям.

— Одиночество актеру необходимо или, наоборот, угнетает?

— Раньше я не мог находиться один, трудно было это перебороть. Теперь же люблю одиночество. Когда с кем-то живешь вместе, непроизвольно зависишь от него, а сейчас сам себе хозяин: хочу — ем, хочу — сплю…

— Хочу халву ем, хочу — пряники…

— Да, хочу — репетирую или не репетирую. А раньше мне говорили: пошли в гости, пошли к родственникам, и даже если не хотел, все равно надо было идти, сейчас полная свобода.

— Как такой мастодонт, как вы, согласился играть в детской сказке «Алиса в Зазеркалье»?

— Легко, я же в ТЮЗе работал!

— Получается, вспомнили молодость?

— Конечно! На сцене надо забывать про все свои регалии. Никогда не боюсь показаться смешным или некрасивым, потому что все равно я красивый.

Вот мне говорят: «Сашка, у тебя пузо». И что? Разве нет таких людей? Если нет, вот я есть, пожалуйста, посмотрите, чего стесняться. Алиса Фрейндлих, великая актриса, говорила, что не боится быть некрасивой. Она же сама не красавица, но обаятельная. От чужого мнения не зависеть — это классно.

— Александр Борисович, вы играете в чеховских одноактных комедиях «Предложение» и «Юбилей». Почему все время возвращаемся к этому автору?

— Он очень человечный, мысль хорошая всегда заложена. Мелочность людскую высмеивает.

— Мне казалось, что актер Кашперов выше быта.

— Если честно, то да. Мне быт до лампочки, что есть, то и есть. Могу обойтись без всего. Когда-то ничего у меня не было, и прекрасно себя чувствовал. Никогда не буду стоять в очереди, даже если с голоду придется подыхать. Что есть на столе — и ладно. Вот смотри, что у меня есть: финики, орехи, глицин. И тебе советую после коронавируса для мозгов. Многие жалуются, что с памятью после него что-то не очень.

— Спасибо, я пью.

Выходим на коду

— В золотое времечко работали вы, Александр Борисович, судьба сводила вас со знаковыми людьми белорусской культуры…

— С Андреем Макаенком в свое время общался, с Владимиром Короткевичем. Это все в ТЮЗе было, я же, помимо актерской работы, еще и ассистентом у главного режиссера был. Книжки все с дарственными надписями и автографами дома есть. Один из последних автографов Кондрата Крапивы. Когда мы делали программу на телевидении, ездили к нему консультироваться, он уже лежал больной, но книжечку подписал. К Макаенку ходил домой, он мне двухтомник подарил.

— А как нашли вашего Горлохватского для «Хто смяецца апошнiм»?

— В жизни подсмотрел.

— Сейчас в плане авторов труба пониже, дым пожиже?

— На весь бывший Советский Союз никто не гремит, как в свое время Дударев гремел. Хотя, может, я и кого-то не знаю. Больше с композиторами сегодня общаюсь, с художниками. Из писателей нынешних — с Жорой Марчуком.

— А что вам дала работа на Белорусском радио?

— Очень многое. Я на радио научился понимать, что читаю.

Мне один актер так и сказал: «Ты думай, что говоришь, а не как красиво фразу произнести!»

Простая формула, но в ней великий смысл. Мы тогда месяцами писали полотна, по ночам собирались актеры всех минских театров. Какие спектакли записывали! «Мiнскi напрамак», «Встретимся на баррикадах», «Людзi на балоце»! Это шедевры радиотеатра. Белорусское радио — это огромная школа литературы, профессионализма, человеческого общения. Вся страна тогда радио слушала. Я еще мальчиком на побегушках туда попал, и каких актеров видел: Глебов, Дедюшко, Рахленко, Кин-Каминский — старший, Ржецкая. С Машей Захаревич до сих пор общаемся. Сейчас иногда с радио звонят, но масштабы уже не те. С Олегом Винярским года три назад делали пару спектаклей. Дубляжа сегодня тоже нет, а я это дело очень любил.

— Слушайте, сколько у вас ролей все-таки? Цифры разнятся везде…

— Зачем тебе цифры?

— Для порядка.

— Напиши, что более 200 ролей в кино, около 2000 ролей озвучил. В театре не знаю сколько, может, более 100… В одном ТЮЗе немало ролей было. Пойдет?

— Впечатляет.

— Давай лучше я тебе байку расскажу, как Владимир Короткевич объяснил разницу между подстрочным переводом и художественным на примере поговорки «Не хочу учиться, а хочу жениться». Только это опять не для печати, выключай диктофон.

Тэатры