Михаил Финберг оставил после себя богатое музыкальное наследие

557 праглядаў

Прощайте, маэстро!

По традиции в последний путь Михаила Финберга проводили аплодисментами

В понедельник в Белорусской государственной филармонии простились с выдающимся деятелем белорусской музыкальной культуры, народным артистом Беларуси, профессором, директором — художественным руководителем Национального академического оркестра симфонической и эстрадной музыки, дирижером Михаилом Финбергом. Нескончаемая вереница людей тянулась на сцену, чтобы поклониться тому, кто действительно положил на алтарь музыки всю свою жизнь. А он улыбался нам с портрета, со своим фирменным прищуром, и как будто говорил: «Ничего, братцы… Не горюйте». «Человек-оркестр» в полном смысле этого слова…

Без фальши

ФОТО БЕЛТА

Каждая наша встреча с Михаилом Финбергом в уютном офисе на площади Победы проходила практически одинаково. Их было не так много, но все же… «Пиши об оркестре больше! — всегда настаивал Михаил Яковлевич. — Больше пиши! Не про тех же писать, кто рот только под фанеру открывает!» Иногда он гневно швырял на стол ту или иную публикацию с интервью очередной нашей «зоркі»: «Ты посмотри, она себя уже звездой считает! А начинала в нашем оркестре. Еле ее вытянули на одном концерте: ни слуха, ни голоса сильного. А теперь никакой благодарности…»

Были еще встречи и в провинции — в Несвиже, Турове, Заславле. Там Михаила Финберга принимали не то чтобы теплее, чем в Минске, но к уважению по поводу его выдающегося дирижерского и просветительского дара примешивалось еще и зрительское обожание чистых провинциальных сердец. А он искренне купался в лучах своей музыкальной славы, всегда благодарил за теплый прием. Каждое выступление его оркестра, каждый фестиваль в малых городах Беларуси (их прошло бесчисленное количество) становились неординарным событием в жизни региона.

…Был и взволнованный телефонный разговор в августе прошлого года. Вот что тогда сказал нам маэстро. Его слова были опубликованы и, знаю, многих тогда морально поддержали:

— На улицы сейчас выходят безответственные люди. Мы много гастролируем с оркестром по провинции, работаем в сельской местности и видим, сколько сделано для страны за эти годы, сколько труда вложено, как люди дорожат своей землей, домом, теплом, уютом, который сейчас есть. Видим, как изменились столица и наши крупные города. Я удивлен ­нынешними молодыми людьми: куда они лезут? Они еще ничего не знают в этой жизни, как они могут делать какие-то выводы? Сначала надо окончить высшее учебное заведение, потом аспирантуру, чтобы что-то постичь в своем деле и своей ­профессии, и только после этого получить право высказываться как профессионал и гражданин своей страны, которую прежде всего надо любить.

Даже во время нашей последней встречи Михаил Яковлевич много шутил. Предстояла поездка в Молодечно. Мы оба были тромбонисты. Он — сложившийся профессионал, я — бросивший музыкальное ремесло на полдороги, но эта незримая нить музыкального содружества нас всегда связывала. Если случалось вдруг задать музыкальному гуру дурацкий вопрос, он тут же морщился: «Ты ж тромбонист, что ж ты такое спрашиваешь…» И, признаться, всегда приправлял речь изящным крепким словцом. Но в устах Финберга это крепкое словцо не обижало. Уже в дверях, когда мы прощались и я спросил, чем еще помочь, Михаил Яковлевич как-то тихо и успокоенно сказал: «Напиши хорошо о нашем оркестре…»

Слово коллегам

Соболезнование от Пре­зидента, чей венок стоял на сцене одним из первых, зачитал министр культуры Анатолий Маркевич, вспомнив и свои встречи с маэстро:

— Мы встречались с ним очень часто, а еще чаще говорили по телефону: сверяли творческие позиции, строили планы на будущее. Он всегда рассказывал о своих планах увлеченно. Говорил о том, как тепло принимают его легендарный коллектив и в маленьких агрогородках, и на огромных столичных площадках. Настоящий генератор идей, поднявший вместе со своими музыкантами на поверхность огромный пласт белорусской музыкальной культуры.

Венок от Президента Республики Беларусь Александра Лукашенко.
ФОТО АЛЕКСАНДРА КУШНЕРА

— Белорусское искусство потеряло выдающегося музыканта, директора и художественного руководителя оркестра, — сказал на прощании заслуженный артист Беларуси Юрий Гильдюк. — Совсем недавно мы обсуждали с ним возможность проведения в будущем году на родной для него сцене филармонии концерта, приуроченного к его 75-летию. Он был настоящим пропагандистом белорусской музыки. Неоднократно проводил концерты авторской музыки Лученка, Ханка, Зарицкого и других композиторов. Благодаря ему белорусская музыка зазвучала в самых отдаленных уголках страны — в Речице, Турове, не говоря уже о столице. Его имя будет вписано золотыми буквами в историю белорусской музыки.

— Мы прощаемся с великим музыкантом и гражданином, — отметила председатель Белорусского союза композиторов, композитор и преподаватель Елена Атрашкевич. — Без Михаила Финберга весь вектор развития белорусской эстрадной музыки был бы другим. Его имя связано с расцветом этого направления. В общении с ним поражала высокая требовательность к себе и окружающим. Многие принимали это за строгость. Но благодаря этой требовательности Михаил Яковлевич дал настоящий толчок в профессии многим музыкантам. Каждая моя встреча с ним была экзаменом. Перед ним всегда надо было быть четкой и собранной. Финберг — настоящий музыкант-новатор. Так много он придумал! Создал собственный оркестр и фестиваль в Молодечно, проводил фестивали в малых городах Беларуси. Верю, что эти музыкальные бренды сохранят свое название и продолжат свою жизнь после его ухода.

Народный артист Беларуси композитор Леонид Захлев­ный обратил особое внимание на еще одно качество Михаила Яковлевича — умение работать с композито­рами:

— Он всегда обращался к нам, композиторам, чтобы мы писали произведения для его оркестра. Всегда знал, какая песня ему нужна. Всегда мог подсказать и направить советом, чтобы достичь нужного профессионального результата. Так у меня в содружестве с ним родилась песня «Все цветы июля», написанная специально для фестиваля «Славянский базар в Витебске». Мы думали, что она прозвучит лишь однажды на концерте, но она звучит уже много лет, став настоящим гимном фестиваля. Это все благодаря Михаилу Яковлевичу.

Похоронили Михаила Финберга на центральной аллее Восточного (Московского) кладбища Минска.

Тэатры