Мистический детектив «Братья Карамазовы» по роману Федора Достоевского держит зрителей в напряжении до финала

429 праглядаў

Братские музы

В театре имени Горького — премьера по роману Достоевского

Генеральная сдача «Братьев Карамазовых» в Национальном академическом театре имени М. Горького состоялась 11 ноября 2021 года — аккурат в день 200-летия Федора Достоевского. Эту премьеру ждали, как никакую другую.

Работа над постановкой из-за реконструкции сценического комплекса растянулась на три года. Зато режиссер спектакля народная артиста Беларуси Ольга Клебанович, для которой «Братья Карамазовы» — дебют в режиссуре, получила редкую в современном театре возможность не суетиться, не торопиться, а уйти вглубь, погрузиться в мир Достоевского целиком и полностью, по самую «луковку».

Художественный руководитель постановки, он же художественный руководитель театра Сергей Ковальчик на генеральной сдаче заметно волновался. Все-таки это первое большое трехчасовое полотно театра после определенного перерыва, на сложном классическом материале. Волнение оказалось полезным, но напрасным. «Братья Карамазовы» вышли бодренькими и подтянутыми.

Молодые актеры и опытные мастера играют легко, вдохновенно, азартно. Как будто почувствовали в Федоре Михайловиче пресловутые белорусские корни, о которых сегодня говорят все больше и больше.

Вовсю зажигает Грушенька в исполнении актрисы Вероники Пляшкевич. Это одна из самых ярких женских ролей на белорусской театральной сцене за последние годы. Особенно хорош у Пляшкевич первый акт, когда карамазовская драма еще не развернулась во всю ширь, когда уместно включить на полную свои женские чары и топнуть ножкой, и пошутить. Выдает положенную чертовщинку в глазах мятущийся старый «шут», как он сам себя называет, Федор Павлович Карамазов в исполнении Александра Полозкова. Кажется, совсем недавно артист поразил меня в роли Позднышева в «Крейцеровой сонате», и вот снова удача. В образе старшего Карамазова находим терпкое сочетание гротеска и подлинной трагедии, опытного рационального театрального чутья и умелой работы подсознания и интуиции. Марк Прудкин и Сергей Колтаков с удовольствием приняли бы Полозкова в свой клуб престарелых сладострастников.

Ольга Клебанович нашла свой ключ к каждому персонажу, к каждому актеру. Заметно, что ей интересен сам роман и его проблематика, а нам интересна интерпретация этого произведения таким мастером сцены, как Клебанович. Достойно справляется со своей задачей молодой артист Егор Третьяков, которому досталась роль Ивана. Мы искренне переживаем за человека, постепенно опускающегося на дно своего галлюцинаторного бреда. Впечатляет Смердяков Сергея Савенкова. Буквально в нескольких сценах удается обрисовать крепкий земной характер слуги Григория Олегу Коцу. Руслан Чернецкий в роли Мити, как и положено, швыряется деньгами, соблазняет женщин, мечется и кается — все это он делает с азартом и упоением, как и изложено в романе.

В инсценировке, написанной Клебанович и Ковальчиком, главным рассказчиком выступает младший из братьев Карамазовых — Алеша. Его играет Сергей Жбанков. События романа мы видим его глазами, все повествование — воспоминание о произошедшем. Постепенно, наблюдая за всеми метаниями и страстями братьев, Алеша внутренне отдаляется от них. Неспроста в финале спектакля все герои словно застывают в витрине магазина, а Алеша, получив наставление старца Зосимы в исполнении Валерия Шушкевича, меняет монашеское одеяние на мирское и идет куда глаза глядят. Мир Скотопригоньевска остается у него за спиной. Вместе со всеми интригами, займами и убийствами, судебными тяжбами и выяснением отношений. Так сюжет воспитания заканчивается отречением от своего рода самого не­злобивого отпрыска.

Тэатры