Новый главный балетмейстер Большого театра Беларуси Игорь Колб: мое вхождение в профессию было именно здесь

1305 праглядаў

Вся жизнь -- балет

Новость о том, что Игорь Колб назначен главным балетмейстером Большого театра Беларуси, лично для меня абсолютно неожиданная и в то же время обнадеживающая и радостная.
 
 

Пять дней назад он написал на своей страничке в социальных сетях:

— Сегодня утром я проснулся экс-премьером Мариинского театра, и вне зависимости от того, чем я решу заниматься, — а я до сих пор для себя не принял четкого решения и мечусь между действительно достойными предложениями продолжения пути, — танец никуда не уйдет из меня, как, впрочем, и я из него. Переступая порог, иду, танцуя.

Игорь Колб в детстве.

И вот решение принято. Решение единственно правильное, на мой взгляд. Четверть века служения в Мариинском театре, сотрудничество с самыми блистательными хореографами и партнерами, грохот аплодисментов по всему миру… Аплодисментов в высшей степени заслуженных, потому что Колб — необыкновенно изысканный и мощный танцовщик с неповторимой пластикой. Не видя лица, его узнаешь с первого взгляда, потому что это не просто танец. Это глубочайшая артистическая индивидуальность. Это целый мир.

Но вспомним, с чего все начиналось.

У кого-то в начале было слово. У Игоря Колба в начале был Пинск. Обычная белорусская семья. Отец — дальнобойщик. Мать — директор столовой. Никого из них уже нет на свете. На деревню Колбы в окрестностях Пинска я наткнулась, когда писала о фотоальбоме князя Бориса Оболенского, прожившего тридцать лет в пинских болотах, и в очередной раз удивилась, как плотно все увязано.

Как попал в балет?

— Это случайность была полная. Я учился во вторую смену в школе, ходил по разным кружкам и забрел в хореографический колледж — сейчас это Пинская школа искусств № 3.

А дальше был Минск, Белорусское государственное хореографическое училище (ныне Белорусская хореографическая гимназия-колледж). Как большинство балетных детей, жил в интернате на Старовиленской, и мама, краснея до корней волос, платила в Пинске на почте за его интернатское проживание.

Игорь Колб в во времена учебы в Белорусском хореографическом училище

И здесь, на сцене Большого театра Беларуси, он начал свою большую артистическую карьеру:

— На третьем курсе после зимних каникул мне позвонил тогдашний директор училища Юрий Антонович Троян и сказал: «Мы с Валентином Николаевичем Елизарьевым хотели бы пригласить тебя на стажировку в театр». Я тут же сказал: «Да», — и пришел в театр, и даже получал зарплату — полставки ведущего мастера сцены. Станцевал сначала в двойке юношей в Бахчисарайском фонтане», потом Бенволио и Меркуцио в «Ромео и Джульетте», а потом и принца Дезире в «Спящей красавице».

Фантастически много за полгода! Похоже, для нашего Большого это был первый такой — и очень удачный — эксперимент.

А дальше — Мариинка. Даже не потому, что в 1990-ых годах очень многие уезжали. Так сложились судьбы семьи, слишком многих он тогда потерял… и уехал, казалось, навсегда.

Но прошли годы, и с возвращением в Большой театр Валентина Елизарьева он стал регулярно приезжать к нам на «Балетное лето».

В последний из таких приездов в июне 2021-го мы беседовали с ним в перерыве между репетициями гала-концерта. За тяжелыми шторами плавилось жаркое июньское солнце, а в прохладе пустынного фойе все располагало к доверительному разговору. Игорь вспоминал, делился планами, но все время возвращался к вопросу: что дальше?

Этот вопрос звучал в его устах еще три года назад на пресс-конференцию в Большом театре в канун «Балетного лета-2019».

— Один из способнейших и талантливейших учеников нашего училища, — сказал тогда о Колбе художественный руководитель Большого театра, народный артист СССР Валентин Елизарьев.  Игорь Павлович был когда-то стажером в нашем театре. Так сложилась судьба, что он всех потерял в Беларуси и уехал на постоянное жительство и работу в Ленинград. Судьба его сложилась, наверное, трудно, но очень удачно. Он премьер Мариинского театра, лицо петербургского балета. Очень хороший человек!

Игорь Колб в роли Аполлона (2014).

И действительно, Игорь Колб очень много, доверительно и тепло рассказывал в тот день о своем минском хореографическом детстве.

— Мое вхождение в профессию было именно здесь, — признался он, — благодаря театру, спектаклям, пониманию того, куда я двигаюсь дальше.

Он вспоминал об этом детстве, как об утраченном рае:

— Став артистом, я понял, как было комфортно, когда тебя кормят пять раз в день, когда за тебя волнуются… Наверное, нигде нет такой опеки, какая была в училище в Минске. А сейчас я опять выхожу из зоны комфорта.

Да, балет — это профессия, в которой все время начинаешь с нуля. Где в 40 лет или чуть позже карьера артиста заканчивается, и нужно идти дальше. Дальше, дальше, дальше… Одно из частых слов в словаре Игоря Колба.

— Но вы ждете каких-то предложений или все-таки сами будете что-то предлагать? — спросили его из зала.

— Пока я стою на распутье и не могу понять, — ответил Колб. — Одно дело быть артистом, когда за тебя отвечают и тебе предлагают. Другое дело, когда ты сам за все отвечаешь. Короткий период в театре — двадцать лет — пролетает в одно мгновение, и ты опять стоишь на пороге выбора, что дальше.

Мне тогда показалось, что Валентин Николаевич Елизарьев уже все решил. Что он, как его любимый герой Дроссельмейер, уже знает ответ, и что его решение было всеми одобрено и принято.

Игорь Колб на берегу Пины

Кстати, не сомневаюсь, что Игорь Павлович -талантливейший хореограф. Тогда же на пресс-конференции он рассказывал о балете «Болеро», поставленном им в Израиле:

— Мне не хотелось брать Равеля в чистом виде. И совершенно неожиданно ко мне в консерватории подошел композитор Дягилев — потомок того самого Дягилева… А тут еще такое совпадение — я построил дом неподалеку от Селищей [Новгородская область — Ю.А.], где родился Дягилев. И так неожиданно для себя я поставил импровизацию на тему «Болеро», и в ней как раз Дягилев…

И тут вклинился Валентин Николаевич Елизарьев:

— Я думаю, это ошибка, потому что дом вы должны были построить в замечательной стране под названием Беларусь.

Игорь Колб с Валентином Елизарьевым
 Я искал место, которое очень похоже на Беларусь! — воскликнул Колб. — И я понял, в чем проблема! Другого такого места, как здесь, не найти.

Это чистая правда. И настало время строить дом в Беларуси. Ставить спектакли в Беларуси. И здесь же, в Беларуси, растить своих детей, потому что другой Беларуси у нас нет.

juliaandr@gmail.com

Фото Юлии Андреевой и из личного архива

Тэатры