В июне вспоминаем Николая Еременко-старшего

335 праглядаў

Жизнь и судьба

Сейчас, когда современные фильмы и сериалы заполонены однотипными артистами, не утруждающими себя поиском «зерна роли», особенно остро чувствуешь недостаток личностного начала в искусстве. Раньше почти каждая крупная рофль врезалась в память, о ней спорили. А актеры сжигали дотла свои нервные клетки в кадре и на сцене подобно горьковскому Данко, разрывая сердце. Одним из таких мастеров, безусловно, был народный артист СССР и БССР Николай Еременко-старший. 17 июня поклонники отметят 97-летие со дня его рождения.

Фото из архива «СБ»

Прошел через ад

Судьба Николая Еременко-старшего, полная драматических, а подчас и трагических событий, сама могла бы стать основой для захватывающего сериала. Все горестные вехи истории XX века отразились в ней с лихвой.

Будущий актер появился на свет 17 июня 1926 года в Новосибирске, его родители — с Витебщины. Учился в ремесленном училище. В 15 лет пошел на фронт, подделав паспорт, в котором добавил себе три года. Еременко отправили на срочные курсы младших лейтенантов в Новосибирске и уже в начале 1942-го — на передовую в составе 11-го кавалерийского корпуса. В том же году в боях под Вязьмой он был тяжело ранен, попал в фашистский плен. Этот трагический период жизни вместил лагерь под Сычовкой в Смоленской области, карантинный блок концлагеря Лесная под Барановичами, лагерь в городе Мюнзингене, после — в Ляуфене, потом — штрафной лагерь для пленных советских офицеров в Штутгарте… Как одно человеческое сердце могло выдержать столько испытаний? Но Николай сумел выжить, несколько раз пытался бежать, участвовал в подпольной антифашистской организации.

Дорогой домой

После освобождения Еременко был направлен в фильтрационный лагерь в Вышнем Волочке, как и все, кто возвращался из немецкого тыла. Тщательная проверка выяснила: сотрудничеством с врагом себя на запятнал. Николая Еременко отпустили, восстановили в звании. Он поехал к сестре и матери в Новосибирск, но те, получив извещение, что Николай пропал без вести, уехали на родину, в Витебскую область. Отправился вслед за ними. Стал руководить Бешенковичским районным Домом культуры. Словно сама судьба вела его к актерскому призванию.

В семье Еременко всегда царили дружба и взаимопонимание.

Любовь и сцена 

Как и многие из его поколения, Николай Еременко пришел в профессиональный театр через самодеятельность. В 1946 году на смотре художественной самодеятельности в Витебске талантливого парня заметил знаменитый мастер белорусской сцены Александр Ильинский, который пригласил его учиться в школу при Втором белорусском государственном театре имени Якуба Коласа (сейчас Национальный академический драматический театр имени Якуба Коласа). Здесь же Николай познакомился с будущей супругой — актрисой Галиной Орловой. 

Почти десять лет Орлова и Еременко плодотворно трудились на витебской сцене, сыграли много хороших ролей. В 1959-м супруги вместе с сыном переехали в столицу и начали работать в Белорусском драматическом театре имени Янки Купалы, которому Николай Еременко-старший отдал почти 40 лет жизни. Театралы и сегодня вспоминают спектакли с его участием: «Константин Заслонов» по пьесе Аркадия Мовзона, «Конец — делу венец» по Шекспиру, «Требуется лжец» по Димитрису Псафасу. Роль министра согласований Вершило в постановке «Мудромер» по одноименной пьесе Николая Матуковского принесла ему Государственную премию БССР. Также Николай Николаевич работал директором Купаловского театра.

«Москва-Генуя».

Галина Орлова неоднократно играла вместе с супругом: их работа в спектакле «Милый лжец» на сцене Театра-студии киноактера стала настоящей театральной легендой.

Кино большой формы

В 36 лет к Еременко пришла всесоюзная слава: фильм Сергея Герасимова «Люди и звери» стал большим событием в кинематографической жизни СССР. Экранная карьера продолжилась работами в лентах «Москва — Генуя» Алексея Спешнева, Владимира Корш-Саблина и Павла Арманда, «Иван Макарович» Игоря Добролюбова, «Освобождение» Юрия Озерова, «Вечный зов» Владимира Краснопольского и Валерия Ускова, «Руины стреляют…» и «Пламя» Виталия Четверикова, «Атланты и кариатиды» Александра Гутковича, «Петровка, 38» Бориса Григорьева и других. Вместе с сыном сыграл в его режиссерском дебюте — картине «Сын за отца…». Около 50 ролей в кино позволили Николаю Николаевичу проявить разные грани своего дарования.

Не только искусство

Многие актеры его поколения вели насыщенную общественную жизнь. Еременко не стал исключением. Возглавлял партийную организацию в Купаловском театре, работал и депутатом, и сенатором, и председателем Конфедерации творческих союзов и культурных фондов. А еще являлся председателем Минского клуба болельщиков — всю жизнь был фанатом минского «Динамо». При плотной загруженности всегда находил время для любимой рыбалки и отдыха на природе. 

«Солдаты свободы».

Николая Еременко-старшего не стало 30 июня 2000-го. Меньше чем через год после инсульта в Боткинской больнице скончался Николай Еременко-младший. Оба похоронены рядом на Восточном (Московском) кладбище в Минске. Здесь же вместе с ними нашла упокоение и Галина Александровна Орлова, ушедшая в августе 2021 года.

Все остается людям

«Я прожил большую жизнь. Никаких подвигов не совершал, но в душе верю, что смогу оставить свой след, сохранив себя человеком. Я больше отдал людям, чем взял у них. И навсегда останусь верным этому принципу», — так сказал однажды о себе Еременко-старший. Николай Николаевич и сегодня для многих является примером служения, непререкаемым авторитетом, образцом актера, семьянина и гражданина.

«Самый святой праздник — 9 Мая, — вспоминала Галина Орлова. — Встречаемся с друзьями, отмечаем, поднимаем рюмку. Это великий для меня день. Таким он был и для Николая Николаевича».

«Люди и звери».

Главная ценность — общение

Еременко всегда был требователен к себе, все мерил по высшей шкале, был открыт к людям. «Николай Николаевич очень любил хорошее застолье, — вспоминала Галина Орлова. — И когда в зрелый период нашей жизни материальные тяготы отошли на второй план, столы по праздникам у нас ломились, в доме бывало много друзей… Ездил на рынок за продуктами, мясо для пельменей всегда выбирал сам. Разговоры, тосты, общение! Главным его талантом была человечность, он любил людей. И люди его любили, всегда тянулись к нему. У нас никогда не было культа вещей, этого распространенного сейчас в современных семьях вещизма. Мы жили другим — духовными ценностями. Главным подарком для нас было общение, интеллектуальные беседы, встречи с любимыми друзьями».

Валентин ПЕПЕЛЯЕВ, "Народная газета".

Тэатры